Камчатка. Лето 2000, ком. Евдокимов

Идет загрузка карты ...
Горно-пеше-водный поход с элементами спелеологии, автостопа и спортивной рыбалки
 

Предисловие

Осенью 1999 года я услышал о желании группы активистов нашего клуба организовать экстремальный поход на о. Новая Земля. Самой нормальной реакцией на это сообщение было бы: «Флаг им в руки…», но у меня в голове почему-то возник вопрос: «А не слабо мне самому принять в нем участие?». Но отвечать мне на него так и не пришлось, так как из-за отсутствия должного финансирования (>1000 $/чел.) и наличия на островах военных полигонов идея была благополучно похоронена. Однако почва была подготовлена, и когда у Юрика Евдокимова возникла идея провернуть аналогичную авантюру на Камчатке, я сразу заявил о своем желании непосредственно поучаствовать в ее осуществлении. Этому решению поспособствовали также слухи о скорой отмене бесплатного проезда военнослужащим к месту проведения отпуска – если уж ехать в последний раз на халяву, то лучше как можно дальше. Таким образом, утром 13 июня 2000 г. я оказался на аэродроме Петропавловска-Камчатского…

13-16 июля
Состояние мое в эти четыре дня ожидания остальных членов команды можно с большой точностью описать понятием «тоска зеленая». А способствовало входу в него серьезное сомнение в успешном прохождении запланированного маршрута из-за отказа директора Кроноцкого заповедника выдать разрешение на посещение Долины Гейзеров, а также из-за неопределенности во времени прибытия моих сотоварищей с возможностью того, что они вообще не прилетят из-за проблем на работе и с транспортом. Кроме того, напрягали высокие по сравнению с Москвой (раза в 2-3) цены вкупе с отсутствием рублевой наличности из-за дурацкой привычки менять доллары только по мере надобности и странного режима работы местных обменных пунктов (до 17.00 с выходным в воскресенье). И только благодаря семье Леоновых, единственному нашему контакту на Камчатке, а главным образом Андрюхе, я не поддался желанию все бросить и уехать в Москву. А после проведенной им пешеходной экскурсии по городу, включавшей в себя дегустацию местного пива и восхождение на сопку Мишенную, с которой открывался прекрасный вид на весь Петропавловск-Камчатский, я почти полюбил этот город, даже, несмотря на то, что к вечеру ломило ноги, а на утро голову.

17 июля.
Прилетевшие рейсом Аэрофлота (после нескольких неудачных попыток воспользоваться военным транспортом) Юрик, Вовка и Алена выполнили мое пожелание привезти только рубли. Оных у них после покупки билетов (500$/чел.) осталось целых 200 р. Так что первым вопросом был: «Макс, а как у тебя с наличностью?». После извлечения всех моих долларовых заначек Вова с Аленой поехали их обменивать, Юрик – заказывать билеты, а я – выписываться из гостиницы.

Воссоединившись, отправились на совмещенную с шоппингом прогулку по Городу (так на Камчатке называют Петропавловск, ввиду того, что г. Елизово почти с ним сросся, а г.Ключи городом можно назвать с очень большой натяжкой). Так же как и я в свое время народ удивлялся обилию женщин, читающих за рулем (вернее за тем местом где, по нашему мнению, он должен был находиться), церкви, устроенной в типовом здании кинотеатра, а также сложной системе натянутых на роликах между домами бельевых веревок. Не знаю как ребятам, но мне при взгляде на нее сразу вспоминалась одна картина из детства – «семейные» трусы, бодро развевающиеся на флагштоке пионерской линейки.

Вечером собрались дома у Леоновых. Фильмы о Камчатке, большинство из которых были с участием хозяев, немедленно разожгли в нас желание самим посетить увиденные места, а полученные от Владимира Леонидовича ценные советы и подробные карты района Ключевской сопки (а также выпитое пиво) придали нам уверенности в возможности выполнения этих планов. И только «невзлетная масса» после поглощения приготовленного в нашу честь шикарного ужина заставила нас отказаться от немедленного начала их осуществления...

18 июля.
Съев на завтрак остатки вчерашнего пиршества, поплелись в сторону автостанции. После того как была решена сложная пространственная задача по загрузке «пазика» (на каждого пассажира приходилось килограмм по тридцать груза), автобус весело покатился в сторону г.Усть-Камчатск. Все восемь часов, проведенные в автобусе, играли в «Ассоциации» (позднее выяснилось, что это единственная игра, в которую можно играть более двух недель подряд без изменения состава участников). Мы прерывали наши баталии только во время обеда в с. Мильково (третий по величине населенный пункт на Камчатке, упорно не желающий получать статус города), длительных переговоров водителя с гибддешниками, засевшими на мосту через р. Камчатка, а также переправы через нее на пароме, в процессе которой фотографировались на фоне Ключевской и Толбачинской групп вулканов.

В г.Ключи, разместившись на ночлег в гостинице, которую любезно предоставил в наше распоряжение начальник вулканостанции, мы с Юриком отправились искать машину. В этом странном городе к нашему удивлению даже после 22.00 все водители отказывались с нами разговаривать, ссылаясь на работу. Зато в процессе планомерного обхода улиц мы нашли то, что так и не смогли обнаружить на рынках Петропавловска – огромное количество проволоки из мягкого железа. Причем его хватило не только на закрепление лопастей всех наших весел, но и спустя год (после случайного обнаружения в кармане рюкзака) на починку коляски моего сына.

19 июля.
С утра на пару с Аленкой, продираясь, как Ёжик, сквозь поднявшийся густой туман, продолжили поиск «лошадки». Все водители, которых мы останавливали, по-прежнему где-то напряженно работали. Из-за перманентного облома с частниками решили более плотно взяться за государственные учреждения. На телефонной станции сослались на неисправность служебного транспорта, зато обзвонили всех своих знакомых. Но, несмотря на то, что была переполошена почти половина города, и здесь нас ждала неудача.

Во время нашего отсутствия Юрик умудрился «повисеть» минут пятнадцать в Интернете, проникнув в здание сейсмостанции, оборудованной по последнему (ну или по предпоследнему) слову техники благодаря иностранной поддержке (все-таки часть международной сейсмосети). Что же касается поиска транспорта, то результаты Юрика не сильно отличались от наших - наконец-то появившийся водитель вулканологов отказался ехать по причине отсутствия запаски.

Определив для себя потолок цены за доставку нас к подножию Ключевской сопки (1000 р.), мы с Юриком попробовали попытать счастье в пожарной части. Оттуда нас послали, ткнув пальцем в сторону электриков.

В «Центральных сетях» мы пошли «обрабатывать» водителя, предварительно заручившись поддержкой директора, на которого очень благотворно подействовало наше заявление, что мы группа гляциологов, идущая измерять температуру льда на Ключевской сопке (у нас действительно была содержащая что-то подобное бумага, полученная Юриком в Русском Географическом Обществе) и термометр в виде инструмента. Водила, самозабвенно забивающий с сотоварищами «козла», без видимых причин отказался куда-либо ехать. И только внушение директора, самолично пришедшего, по причине заботливо отключенной с целью улучшения игровой обстановки громкоговорящей связи, заставило его оторваться от своего занятия. После долгих подсчетов в уме, сославшись на дороговизну солярки и сильный ее расход из-за плохой дороги, водила выдал цифру 800 р., на которую мы согласились не торгуясь.

(здесь и далее курсивом комментарии Юрика Евдокимова) Наше представление о предстоящей «плохой дороге» было, мягко говоря, оптимистичным. Похоже, за исключением редких островков асфальта в г.Ключи местные жители вообще не встречаются с твердым покрытием. И наш водитель с успехом показал, что можно благодаря постоянной тренировке выжать из ГАЗ-66. Немало не смущаясь того, что нам чтобы не отбить себе задницы периодически приходилось зависать на поручнях, а двигатель ревел как раненый слон, он гнал автомобиль по руслу пересохшей реки со скоростью, с которой водитель легковушки не позволяет себе ездить даже по «бетонке». Поднимая тучи пыли и черного туфового песка, со стороны, я думаю, мы напоминали стадо несущихся по прерии бизонов. А выше по течению начался вообще цирк! Машина с ходу преодолевала метровой высоты наносы, раскачиваясь при этом из стороны в сторону так, что боковые стекла иногда почти смотрели в землю. Не удивительно, что никто не хотел ради нас так гробить свой автомобиль. С учетом же того, что, как нам объяснили позднее, дневная зарплата в путину возможно даже превышала сумму, которую мы готовы были выложить за экономию наших сил и времени, можно сказать, что с транспортом нам сильно повезло.

Во время остановки на границе леса (нужно было вырубить посохи) познакомились с местными комарами, а подъехав к вулканостанции «Подкова» - с мошкой. И хотя, по словам старожилов, это был не их год, насекомые были не в курсе, так что пришлось надевать накомарник и намазываться репеллентами. Обливаясь потом из-за нежелания отдавать голое тело на растерзание кровососам, потопали в направлении кратера «Новый», дойти до которого, несмотря на кажущуюся близость, нам так и не удалось из-за неожиданно возникавших на пути оврагов. Протекавший по дну последнего бурный поток даже заставил нас извлечь со дна рюкзаков болотные сапоги. Окончательно выбившись из сил после длительной переправы, встали лагерем. Успешно решив задачу по приготовлению пищи на микрокостре из стланика (максимальный размер «дровины» не превышал 10 см) и, налюбовавшись видом вершины, горящей в лучах заходящего солнца, отправились в палатку набираться сил для завтрашнего дня.

20 июля
С утра попытались сделать заначку в районе «Нового». Но нам преградил путь огромный овраг, рядом с которым вчерашние просто отдыхали. Пройдя некоторое расстояние вдоль его кромки, обнаружили подходящую каменную глыбу, на вершине которой, чтобы не вводить в соблазн появляющихся здесь (судя по следам) медведей, забазировали катамаран и продукты, приятно разнообразив окружающий пейзаж водруженным сверху ярко красным рюкзаком.

На обратной дороге наткнулись на разрушенную стационарную стоянку с приличным запасом дров, до которой не дошли вчера всего 300 метров. Обидно!

Собрав лагерь и подхватив заметно полегчавшие рюкзаки, бодро двинулись в гору. Придерживаясь направления на характерный выступ «Лагеря-4000», шли в основном по появившимся снежникам, передвигаться по которым оказалось на редкость удобно (небольшой равномерный уклон, хорошее сцепление). В процессе подъема ребята активно фотографировали встречающиеся «красивости». А вид промытого в толще огромного ледника ущелья стометровой высоты с возвышающимся посередине островом из конгломерата туфа и льда, напоминающем по форме акулий плавник, заставил и меня не полениться и извлечь из рюкзака мой «Зенит».

Во второй половине дня из-за накрывшего нас тумана скорость движения резко снизилась, к тому же пришлось скакать по скальным выступам, так как снежники постепенно перешли в ледники, угол наклона увеличился, и идти по ним уже стало опасно.

В половине десятого «упали лагерем». Долго мучились со строительством площадки под палатку (просто срыть склон не удалось из-за слежавшегося промерзшего грунта). Когда мы, наконец, забрались в палатку, стопроцентная влажность из-за готовящегося внутри ужина, а главное камни, впивающиеся в спину через взятую для облегчения веса (?!!) однослойную «пенку», создавали полную иллюзию подземного базового лагеря. Если бы не начавшийся ночью снегопад…

21 июля
Сегодня хорошо шли… мокрый снег и игра в ассоциации. Неплохо при этом зарекомендовал себя кусок шланга, изначально предназначенный для сбора дождевой воды, благодаря которому мы могли с расстояния полутора метров прошептать на ушко соседу загаданное слово. Этакий «communication tube»…

22 июля
Снегопад закончился, но ударил мороз и поднялся сильный ветер. Устав от безделья, я пошел прогуляться в сторону вершины. Увлекся… Поднялся выше 4000 м. Когда вернулся, получил серьезный нагоняй за то, что, нарушив обещание, ушел за пределы видимости.

Вечером Вова с Аленой отправились исследовать ледяную пещеру, обнаруженную мной по дороге. Услышав восторженную реакцию Аленки на увиденное, пожалел, что в этот раз среди разного барахла, хранящегося в моих карманах, не оказалось налобного фонаря.

23 июля
Погода замечательная! Вершина как на ладони! Собрав лагерь, начали подъем. Мне, как провинившемуся вчера, в качестве наказания нагрузили половину командного груза (около 20 кг). Заскочив по дороге в пещеру, решил по праву первооткрывателя назвать ее. Из-за «вытекающей» из нее «каменной реки» с ледяными берегами пещера была названа «Инвертированной». А находящийся в конце нисходящего хода небольшой красивый зальчик, стенки которого были покрыты «шубой» из крупных ледяных кристаллов, после обнаружения здесь следов пребывания Алены (единственного курящего члена команды) получил имя «Зал одинокого бычка».

Закончив осмотр и видеосъемки пещерных достопримечательностей, отправились с Юриком догонять Вову с Аленой. Толстый слой снега, за два дня покрывший склон, сильно затруднял подъем. На 4000 м стало совсем тяжко, а после двух со свистом пролетевших откуда-то сверху булыжников еще и страшно. Поэтому на меня, чтоб не слишком убегал вперед, перевозбудившись от воздействия большой высоты, перегрузили с Вовки еще килограмм пять груза.

На 4400 м Юрку сразила «горняшка». Оставив с ним большую часть вещей за исключением фото и видеоаппаратуры, мы продолжили свой путь к вершине. Самыми мучительными были последние 50 м. Добравшись до кромки жерла, не успев обрадоваться успешному восхождению, чуть не потерял сознание, вдохнув поднимающиеся из него испарения. Отойдя от края на безопасное расстояние, начал подбадривать поднимавшихся Алену с Вовой путем расписывания великолепных видов кратера, ледника, спускавшегося со стороны г.Камень, и группы влк.Толбачик, напоминавшей летающий остров. Собравшись вместе, запечатлеваем себя на фоне открывающихся пейзажей и декламируем, ставший девизом этого похода, «панковский» стих из рекламного фильма с/к «Барьер»:
«Как гвоздь, вбиваемый в железную плиту,
Гнется и кривится,
Так и мы, все как один,
Никого не боимся!»
В прибалдевшем состоянии (из-за кислородного голодания и эйфории по поводу успешного восхождения) спускаемся к Юрику. К тому моменту он уже оклемался и, глядя на наши довольные лица, решил на следующий день тоже дойти до вершины. Поэтому, не смотря на мои серьезные возражения, вместо того, чтобы спускаться на уже «обжитое» место, мы встали лагерем на 4000 метров. Предвкушение «веселенькой ночки» из-за разыгрывающейся непогоды, пойманный переносицей в процессе длительного строительства площадки камень, а также очень скромный ужин из бульончика и кусочка суджука (крупы кончились еще утром) серьезно подпортили удовольствие от достижения одной из основных целей похода.

24 июля
Ночью после недолгой борьбы спальники Алены с Вовой, лежавших с наветренной стороны, окончательно вымокли, так что если бы не изотермики (комбинезоны из флиса), к утру ребята совсем бы околели. На рассвете стали отогреваться бульончиками и наконец-то распробованным чаем из лепестков суданской розы («Каркаде»). В предыдущие три дня мы с завидным упорством давились противной жиденькой настойкой бергамота, получавшейся из-за низкой температуры при заваривании имеющегося в наличии чая «Earl Grey (извели полпачки).

Предвидя неприятную встречу с окружающей средой, меняю на изотермик свой универсальный набор одежды, состоящий из неподдающихся времени штанов от спортивного костюма «Puma» (куртку больше десяти лет назад сперли, пока я наматывал круги по стадиону), тонкой фуфаечки, купленной по случаю в магазине second-hand, и привезенной отцом с Гималаев почти истлевшей за семь лет футболки с не тускнеющей вышивкой NEPAL. Ожидания оправдались. За ночь выпало 15-20 см снега. Погода ужасная! Плотный туман. Дождь. Температура около 0оС. Бр-р-р!!!

Спускаться сложно, иногда проваливаемся в мокрый снег почти по пояс, да еще вчера мы с Вовкой сломали посохи. В конце концов, устав от барахтанья в снегу, Юрик начал просто съезжать на заднице вниз. Плюхнувшись в получившуюся колею, я покатился за ним. Какой получился «бобслей»! Купленные накануне похода штаны-самосбросы не подвели, и мы почти мгновенно сбросили 150-200 метров. А потом «бобслей» сменился на «слалом» по мокрым «сыпухам»…

Когда мы спустились к месту старого лагеря, туман внизу на время рассеялся, и стал виден кратер «Новый». Взяв азимут, двинулись в его сторону. Подгоняемые голодом (все взятые на гору продукты были съедены) через несколько часов пути во вновь сгустившемся тумане оказались в 100 м от его кирпичного цвета конуса. Чтобы добраться до забазированных вещей и не сильно возвращаться, пришлось штурмовать притоки уже знакомого нам оврага 50 метровой глубины. Зато как было приятно увидеть красное пятно лежащего на скале рюкзака.

Лагерь поставили на месте разрушенной стационарной стоянки. Натянули дождевой тент, простирнули и повесили сушиться одежду, разложили большой костер. Наконец-то согрелись! А как пошла картошечка с укропчиком!

Разморенные после сытного ужина, заползли в палатку. Однако из-за переутомления, непривычно ровного и горизонтального пола (!), а также равномерно распределившейся по палатке влаги с непросохших спальников долго не могли уснуть…

25 июля
После завтрака зашивал ботинок, двойной шов которого не выдержал издевательств и лопнул после длительного общения с абразивной массой, состоящей из пропитанных водой туфовых песка и гальки. Кстати, наглотавшись этой дряни, ботинок стал весить почти на килограмм больше, так что перед починкой мне пришлось долго вычищать его внутренности.

Из-за общего заторможенного состояния, вызванного усталостью и недосыпом, сборы сильно затянулись, так что вышли только после полудня. Спустившись немного вниз, начали обход вокруг Ключевской сопки.

Передвигались медленно из-за сильно донимавшей мошки, после общения с которой к концу дня, не смотря на использование репеллентов, незакрытые запястья Вовчика по размерам напоминали лодыжки. Кроме того, непросохшие ботинки стали сильно натирать мозоли (в том числе из-за значительно потяжелевших рюкзаков). В попытке сберечь ноги, а также ускорить процесс сушки обуви решил воспользоваться портянками. После этого дело пошло на лад, если не считать довольно частых остановок на их перемотку (есть подозрение, что к концу похода во время оных у ребят возникало почти непреодолимое желание прибить меня, чтоб не мучился).

Приятным разнообразием были голубичные поля, на которых мы, почти не двигаясь и отгоняя мысли о продолжении пути, усиленно «паслись», периодически переползая между группами кустиков.

К восьми часам перешли р. Голубичная. Поняв, что до следующей воды можем засветло не дойти, решили разбить лагерь.

26 июля
Выйти рано опять не удалось. Как следствие на нас сразу обрушились жара, комары и мошка. Рюкзак, кажется, стал еще тяжелее, спина и ноги стерты. Еле плетемся. Когда добрались до кратера «Горшок», в домике на его вершине обнаружили под дырой в крыше ведро с водой, набрав которой (другой в окрестностях не было), сделали бульон и кофе. Сориентировавшись по карте, с удвоенной скоростью двинулись по проходящей мимо в нужном нам направлении дороге. К шести дошли до каменного (оно не каменное) здания, оказавшимся (судя по табличке) долгожданной вулканостанцией «Апахончич». Что ж было к чему стремиться – в наличии имелись несколько комнат (причем жилая - со вставленными стеклами), кухня с дровяной плитой и посудой, большой запас напиленных дров, чистейшая вода в расположенном неподалеку роднике и даже вертолетная площадка.

На радостях решили с опозданием на месяц отметить День Рождения Юрика. Соорудили шикарный (по нашим понятиям) ужин. Долбанули «Новгородочки» (клюковка, 40о). На сон грядущий почитали распотрошенный номер журнала «Наука и жизнь» за 1978 год.

27 июля
Юрик и Алена малость приболели, поэтому мы стартовали только в 12.40. Несмотря на жару и продолжающих злобствовать мошек шли более весело, чем вчера. Как и в предыдущие два дня передвигались в основном по чьим-то еще не смытым дождями следам и изредка встречающимся колеям от «Уралов». Около трех сделали ставший уже традиционным перекус – бульон плюс кофе.

Через несколько часов добрались до р. Сухая Хапица. Неожиданно для себя обнаружили, что она вовсе даже не сухая, а полноводная на столько, что было решено дождаться утра, пока вода немного не спадет. Долго мучились в попытке добыть из бурного мутного потока чистую воду. Наилучшим способом оказался сбор с помощью «communication tube» верхнего отстоявшегося слоя воды из бочажка, питаемого естественного происхождения рукавом малой мощности (со времени его образования муть уже частично осела).

После компота из голубики, собранной Юриком во время наших экспериментов с водозабором, начали процедуру командного проникновения в палатку (расположение участников относительно входа и порядок заползания почему-то менялся в течение всего похода). В это время Алена увидела на противоположном берегу освещенный луной силуэт огромного медведя. Вследствие этого, засыпали, высчитывая в уме условную вероятность проснуться в медвежьем желудке, в случае успешного преодоления им водной преграды.

28 июля
Наконец-то удалось начать дневной переход относительно рано - в десять утра. Потратив около часа на переправу, тронулись в путь, который представлял собой некое подобие Аравийской пустыни насыпанной поверх огромного ледника. Жара страшная! Воды, за исключением грязных лужиц в редких местах выхода льда на поверхность, нет! Да еще из-за мошки нельзя снять одежду, так как репелленты активно смываются потом.

Около половины пятого дошли до чистого ручья и встали на привал, после которого стало значительно веселее, к тому же похолодало, почти пропала мошка, появилась травка, а в ней – в достаточном для грибного супчика количестве – сыроежки. Прошли в полукилометре от симпатичного домика, жаль, что к нему нам не по пути. К вечеру добрались до долгожданной «Плотины» – пожалуй, первой встреченной в нашем походе достопримечательности, которую можно смело проассоциировать со словом «отпуск». Только представьте себе окруженную отрогами вулканов круглую зеленую долину, с которой открывается прекрасный вид на расположенную под удачным ракурсом Ключевскую группу вулканов. Часть ее занимает чистейшее горное озеро, образованное стекающей с ледника речкой, запруженной застывшим языком лавы. Плюс практически нет комаров и мошкары. Красота!

29 июля
В 10.30, оставив Алену в лагере, вышли с первой ходкой. Несмотря на большое количество времени, потраченное на съемку многочисленных прорезающих ледник водопадов, к двенадцати были на перевале – самой высокой (после Ключевской сопки) точке нашего маршрута. Наконец-то, после десяти дней пути Камчатка показала нам то, что мы хотели здесь увидеть. Во всей красе перед нами предстали заснеженные вершины вулканов Толбачик, Удина, Зимина, а вдалеке темнели южные склоны Ключевского и Безымянного. Сильно пожалел о том, что оставил фотоаппарат в лагере, так как когда мы пришли сюда со второй ходкой, все было затянуто облаками.

Забазировав вещи, через час спустились в долину и безжалостно разбудили сладко спящую Алену. Искупались в озере, а затем долго и с чувством разлагались, успешно игнорируя мысль о том, что пора бы и начать собираться… Первый раз за все время похода удалось нормально помыться и без одежды понежиться на солнце. Еще бы так пару деньков!

Совершив насилие над своими измученными организмами, в половине пятого покинули гостеприимную долину. Во время одного из привалов выяснилось, что наступила психологическая середина похода - каждый признался в тоске по дому, а также началось обсуждение того, чем мы займемся, когда вернемся в Москву.

30 июля
Почти весь день прошел в тумане, в котором при переходе через перевал Толуд неожиданно потерялся Вовчик. Двигаясь параллельным ходом с подветренной стороны, он постоянно слышал наши голоса (чего не скажешь о нас) и «нашелся» только через час после начала предпринятых нами поисковых мероприятий, когда понял, что мы весьма неадекватно реагируем на его призывные крики.

Несколько часов мы шли вдоль русла текущей в нужном нам направлении реки, которая правда вскоре ушла в «подполье», и, в конце концов, оказались в районе станции вулканологов «Толуд». Во время рекогносцировки, при которой в качестве бинокля использовалась видеокамера, были замечены две палатки, принадлежавшие группе рижан, много лет «болеющих» Камчаткой, и мирно пасущийся медведь, с которым мы встретились минут через двадцать при подходе к с большим трудом обнаруженной станции. Дойдя до домика, организовали, пока Юрик бегал к рижанам, праздничный ужин (по причине наличия крыши над головой, стола и достижения середины похода) – суп из собранных на перевале подберезовиков, сухарики с сушеным чесноком и неизменная «Новгородочка»*. Жаль только, что не удалось протопить печку – слишком много дыма.

Далее по тексту гастрономические подробности будут встречаться все чаще. С учетом нашей раскладки в 185 ! (всего было 16,5 кг продуктов) г/чел.*день в этом нет ничего удивительного. Страшно подумать, чтобы случилось, если бы наше автономное существование продолжалось не три, а, как планировалось, четыре недели…

31 июля
Надев болотные сапоги, которые оставшуюся часть похода снимали только перед вползанием в спальник, отправились с мужиками базировать катамаран. Двигаясь по течению р. Толуд, попали в очень красивый каньон промытый в вулканических породах, пройдя по которому, решили организовать здесь на следующий день видеосъемки. По дороге мы заправлялись голубикой и красной смородиной, собирали подосиновики и моховики. Постепенно русло расширилось и пересохло. Появилось чувство сомнения в правильности выбранного направления, которое, правда, немного уменьшилось, когда мы наткнулись на «следы цивилизации» - неиспользованный фальшвеер и отпечаток протектора «Урала». После безуспешных из-за низкой облачности попыток сориентироваться на местности в 15.30 Юрик решил повернуть обратно. Пока мы с Вовчиком прятали вещи, он обнаружил заросли жимолости, в которых мы еще с полчасика попаслись.

Обратный путь дался тяжело. От усталости ноги просто отваливались, плюс у ребят они были основательно стерты. Кроме того, окончательно вымокнув после нескольких часов под дождем, мы потихоньку начали замерзать. Если бы не гремучая смесь «горячей кружки Maggy» с парой килограммов грибов, приготовленная в рекордно короткие сроки (полчаса, включая сбор дров и разжигание костра под дождем), не знаю, как бы мы дошли.

Алена встречала нас ужином и полуторалитровой бутылкой варенья, сваренного на заменителе сахара из голубики, собранной в перерывах между чтением позаимствованной в «Апахончиче» увлекательнейшей периодики семидесятых годов. Поглотив на сладкое эту вкуснотищу, погоревали о том, что первый семилитровый кан у Алены опрокинулся из-за перегорания перекладины. Та же напасть подстерегла Вовку, когда он согласно обязанностям дежурного, взялся сварить собранные по дороге грибы. Но благодаря бесконечному терпению Вовчика, не поленившегося собрать их и промыть, сходив при этом за водой на реку под проливным дождем, мы в три часа были разбужены ароматом грибной похлебки. Как же я удивился, узнав, что у Вовки хватило здоровья, пока варился суп, на сон грядущий еще и вымыться в ледяной воде …

1 августа
После двух дней дождей Толуд превратилась из чистой речки в грязный бурный поток, из-за чего, несмотря на разгулявшуюся погоду и не очень тяжелые рюкзаки мы передвигались гораздо медленнее, чем в предыдущий день. Более того, не решившись в полной мере проверить водоотталкивающие свойства Алениных сапог, голенища которых были склеены из «чернушки», Вовчик повел ее в обход каньона, на дне которого вода, вчера едва достигавшая щиколотки, сегодня уже пыталась захлестнуть нас с Юриком по пояс.

Все не так было. Юрик с Максом пошли через каньон, собираясь заснять на видео преодоление оного приотставшими Вовкой и Аленкой. После получасового ожидания и фотографирования Макса ребята так и не появились, невзирая на ругань порядком продрогшего видеооператора в засаде. Позже выяснилось, что они обошли каньон поверху.

До катамарана добрались одновременно с рекой. Вырыв небольшой бочажок, нацедили достаточное для ужина количество воды, правда, мутноватой. Приготовленный на ней грибной суп, не доели по причине противно скрипящего на зубах песка. Зато очень хорошо пошел квази-жюльен из подосиновиков с сушеным луком и сыром.

2 августа
Выбравшись утром из палатки, сильно пожалел, что вчера мы не набрали воды на завтрак, так как река опять пересохла. Представив себе полуторачасовую «прогулку» назад до ближайших гранитных ванночек, в которых могла сохраниться живительная влага, я решил рискнуть и пойти вперед в сторону р. Толбачик. Не прогадал, дорога туда заняла всего полчаса! Жаль, что мы не дошли сюда два дня назад, могли бы не тратить силы и время на переупаковку вещей и переустановку лагеря.

В три часа, после того как Юрик убедился в судоходности Толбачика, мы начали строить катамаран. Закончив в девять, приняли решение здесь и заночевать. Доев на ужин последнюю гречку, в первый раз за весь поход душевно посидели у костра, попивая наконец-то нормально заваренный ароматный «Earl Grey» с вареньем из жимолости.

3 августа
Отчалили около одиннадцати, похлебав предварительно на завтрак пшенной кашки, из-за экономии продуктов больше напоминавшей кисель из жимолости, которую мы добавили в котелок для вкуса и сытности. Через двадцать минут, не успев насладиться возможностью передвигаться верхом на бывших «захребетниках», заметили в чистом притоке красную рыбу! На всю реку разнесся крик Алены «.ля ! РЫБА !!!» Подбадривая себя криками «Рыба!!! П…ц!!! Чалка влево!!!», вылетаем на берег. Я от радости (а скорее с голодухи) даже поймал одну руками!

Однако «четверг – рыбный день». В процессе «развлечений» с сетью успели два раза приготовить литров по шесть ухи и съесть ее. Часам к двум стало совсем хорошо. Закончился дождь, вышло солнце. Мы, развесив сушиться полностью вымокшую во время рыбалки одежду, стали загорать и на сытый желудок совсем разомлели. Юрик даже уснул...

В три двинулись дальше. Вначале речка была очень спокойной, даже скучной, но затем начались перекаты и порожки. Порядком наадреналинились (с учетом того, что все кроме Юрика были чайниками). В какой-то момент нас вынесло с подветренной стороны на молодого медведя! Он несколько секунд с обалдевшим видом глядел на приближающуюся огромную «четырехголовую гидру», а потом как чесанет в лес, только пятки засверкали. Жаль, что мы не успели достать фотоаппарат до его бегства. Какой бы получился кадр!

В 20.30, отчаявшись доплыть до притока с рыбой, встали на ночевку. Рядом с лагерем обнаружилась малина. Мы так увлеклись ее поглощением, что даже не сразу откликнулись на призыв Юрика есть уху. Конечно, приправленная горстью пшенки похлебка из уже отметавшей икру и готовящейся помирать нерки не бог весть что, но тогда она нам показалась объедением. Что уж тут говорить об истекающем соком гольце, закопченном Юриком на ольховых опилках!

4 августа
После становящейся традиционной ухи набрал осенних опят и потушил их с сушеным сыром и чесноком. Недоверчивое выражение на лицах ребят, вызванное сомнением в съедобности данного блюда, сменилось удовлетворенным причмокиванием, и котелок быстро опустел. Закусив завтрак красной смородиной и оседлав рюкзаки, для дополнительного объема набитые пластиковыми бутылками из под закончившихся круп, мы отправились вниз по реке. Течение было спокойное, но быстрое, так что от очень красивых, но часто меняющихся пейзажей осталось довольно смазанное впечатление. Жаль, что при этом из-за боязни забрызгать фото и видеоаппаратуру мы еще и практически не снимали.

Идиллическое состояние было резко нарушено… сосновым стволом, на вершину которого мы со всей дури налетели. Из-за невозможности встать на дно (по причине большой глубины и сильного течения) долго пытались с него соскочить. Сложность заключалась еще в том, что бревно пропороло в шкуре катамарана полуметровую дыру. К счастью, кондовый баллон, весивший, пожалуй, не намного меньше внешней оболочки, выдержал, и мы, освободившись, решили не останавливаться и продолжили сплав.

Очередной встретившийся нам медведь, мирно бредущий по берегу, при виде нас от страха сорвался в воду. Подняв тучу брызг, и испугавшись еще больше, он одним прыжком преодолел двухметровый откос и скрылся в зарослях. Только мы его и видели! Чтобы зафиксировать данное событие у нас как всегда не хватило реакции….

Проплывая мимо устья р. Левый Толбачик, воспылали желанием наловить замеченной во множестве нерки, но Юрик решил, что рыбачить будем в р. Чмеклок, и мы поплыли дальше. Влетев через несколько часов в скальную «трубу», по сложности прохождения серьезно превышавшей наши возможности, и просвистев по ней еще метров двести, поняли, что впадавший перед ее началом слева ручей и есть цель нашего сегодняшнего сплава. Выбрав на противоположном берегу подходящее для чалки место, траверсировали бурный поток и отправились исследовать окрестности.

Из-за отсутствия грибов ужин, состоящий из ухи, сваренной из остатков макарон и найденной нами нерки, недавно (судя по ее ясным глазкам) умершей своей смертью, был дополнен только вареньем из собранной Аленой с Юриком жимолости. Единственная выловленная нами с Вовчиком рыбина была оставлена на завтрак.

5 августа
После завтрака все пошли ловить рыбу, а Юрик – разбирать катамаран. Наградой за то, что все участники рыбалки вымокли с головы до ног, была всего лишь одна плененная рыбина, которая тут же пошла в разделку после единодушно одобренного предложения сварить ушицы, выдвинутого полностью продрогшей Аленкой. Когда мы поели горяченького и выпили традиционный дневной кофе, настроение сразу поднялось. Вышло солнце, и мы бодро двинулись вверх по р. Чмеклок, оставив Алену в лагере. Несмотря на густую растительность, растущую вдоль ручья (отдельная травинка иногда достигала 2 м), мы обнаружили множество набитых медвежьих троп, так что благодаря «трудолюбивым» косолапым нам не пришлось выбирать из двух зол: пробиваться сквозь «джунгли» или шкрябаться вверх прямо по руслу. Через несколько часов в районе выхода на обозначенную на карте тропу обнаружили «жимолостный рай». Обожрались страшно! Заначив вещи, обратно в лагерь добежали в сумерках всего за два часа. За время нашего отсутствия Алена наварила очередную партию варенья (2,5 литра), которую мы к часу ночи, поднатужившись, почти съели, закусив 6 л супа из собранных по дороге грибов.

6 августа
С утра отправились к Чмеклоку за рыбой. Первая была выловлена довольно легко, зато со второй (она же последняя) пришлось помучиться. Вырвавшись из нашей сетки, она упала на мелководье, и, озверев от постоянных обломов с вечно рвущимся бреднем (предыдущая нерка после неудачной подсечки окончательно скатилась в Толбачик), я поймал ее руками, для надежности плюхнувшись сверху и прижав ее всем телом ко дну. Было за что бороться, первая в этом походе икра не только хорошо смотрелась в кадре, но и оказалась сильным допингом. После ее приема внутрь мы, к своему удивлению, всего за три часа добрались до «жимолостного рая». Несмотря на поразительное разнообразие вкуса и формы ягод, мы довольно быстро установили временной предел насыщения – «один человек может съесть один час жимости». Через час непрерывного поглощения нас начинало мутить от одного взгляда на усыпанные фиолетовыми ягодами кусты.

На набитый желудок, да еще в гору по солнцу идти было очень тяжело. Впрочем, низкая скорость передвижения способствовала успешному поиску грибов (стали попадаться белые).

Выйдя к очень красивому озеру, на берегу которого с удовольствием остановились бы на пару дней (при наличии времени), мы сориентировались по карте. По расчету до реки оставалось около 6 км, но наиболее торное ответвление тропы неожиданно повернуло на «сократ», и мы вышли на приток р. Щапина всего лишь через 2 км. Халява!

Во время приготовления ужина замариновал немного белых, которые впоследствии приятно дополнили наш скудный рацион. А остатки маринада, добавленные в рыбно-грибную похлебку, придали ей весьма пикантный вкус. Жаль, что бутылочка с уксусной эссенцией так того лежала в рюкзаке без дела.

7 августа
Утро началось с подачи кофе в постель. Спасибо Аленке. А какую она сварила кашку из остатков молока, риса и фруктозы. Пойдя на поводу у желудков, единственную выловленную после завтрака рыбу сразу отправили в уху. Наконец-то насытившись, искупались и долго разлагались на солнышке. Кайф!

Выйдя после полудня за катамараном, меньше чем через два часа были на месте, и это притом, что Юрик успел сделать кучу слайдов с видами озера. Обратно шлось тяжелее, да еще сильно доставали болотники, купленные мной зачем-то на два размера больше. Несмотря на шерстяные носки и две пары портянок, они все равно болтались и периодически натирали ноги. Немного позавидовал выдержке мужиков, которые умудрялись игнорировать свои мозоли, зачастую доведенные до состояния незаживающих язв.

В шестом часу мы закончили последний в этом походе пеший переход! Юрик пошел зашивать катамаран, а мы с Вовчиком ловить рыбу. Однако из-за ужасного состояния сетки (впрочем, она изначально была, мягко говоря, слабовата) накануне пришедшая на нерест рыба с ходу разрывала даже трехслойный бредень, и мы бросили это дурацкое занятие. Из-за возникшей перспективы нескольких дней полного голодания настроение резко упало. Перебрав в уме все известные способы ловли рыбы (например, прорабатывался вариант использования остроги с наконечниками из заточенной проволоки), я остановился на методе, который мне посоветовали в Петропавловске. Отсоединив тройники от пары имеющихся в наличии блесен, я пошел ловить «на поддергушку» (резкое подсекание в надежде вогнать тройник в тело рыбы). Как же я скакал, издавая нечленораздельные вопли, когда мне удалось вытащить на берег здорового самца нерки. После второго или третьего я, зацепившись за корягу, порвал снасть. К счастью, побарахтавшись минут десять в ледяной воде, я нашел один из тройников. Уже в сумерках он «ушел» с восьмым особо крупным экземпляром, порвавшим в попытке освободиться леску 0,5 мм (по словам старожилов, она должна быть не менее 2 мм).

К этому моменту мы уже успели объесться ухой, и для разнообразия Юрик запустил коптильню. Несмотря на обалденный вкус, я с трудом прикончил первую партию и отправился спать, но молодой организм Юрика потребовал вторую. Успокоить свой желудок ему удалось только после поглощения еще трех порций: своей, моей и Аленкиной, которую он выменял на утреннюю ложку сахара.

8 августа
После легкого завтрака, состоящего из кофе и недавно изобретенных бутербродов в виде сухарей, намазанных густой смесью из имевшейся в избытке приправы «Хмели-сунели», маринада и подсолнечного масла, мы начали заготовку ольховых жердей (будущий каркас катамарана). В процессе сбора лагеря в нескольких десятках метров от палатки обнаружили свежие следы медведя и тушку рыбы, у которой было выедено самое вкусное: икра и голова. Мы, в отличие от медведя, не причисляли себя к гурманам, и нерка, не достигнув изысканного состояния легкой протухлости, отправилась в котелок.

Отчалили в полвторого. Продравшись через несколько завалов, выплыли в р. Щапина. Некоторое время спустя начался «тягун». Течения почти не чувствовалось, русло периодически поворачивало почти на 180 градусов, да тут еще ветер в харю! Из-за разных весовых категорий экипажей левого и правого борта, а также частых перекуров Алены, сильно мучавшейся без периодического приема никотина, Юрику пришлось довольно активно помахать веслом, в то время как мы с Вовчиком по очереди, лежа на баллоне, загорали на солнышке. После почти шести часов утомительной гребли, с отупляющим действием которой мы боролись игрой в «Ассоциации», «Балду» и «Контакт», оказались в районе Тумрокских термальных источников, где встретили группу водников из Перово, у которых был первый день сплава. Пораженные размерами их рюкзаков (даже у девушек они были тяжелее 30 кг), мы решились выцыганить у них с полкило гречки, предложив в благодарность угоститься замаринованной для барбекю рыбой. Хорошо, что большинство отказалось даже попробовать, так как, по словам старожилов, прием внутрь не подвергшейся тепловой обработке нерки, опасно не только для здоровья, но и для жизни. Так у Юрика и Алены через некоторое время проявились признаки легкого отравления. Нам же с Вовчиком повезло, наши желудки переварили свою порцию рыбы даже со съеденной с голодухи шкуркой.

После нашей встречи с перовцами характер реки резко поменялся. Русло было проложено как будто по линейке, а течение по внешнему виду напоминало кильватерную струю от быстроходного судна, при этом наш сплав по ощущениям напоминал мне гибрид скачек со спуском с американских горок. Несмотря на то, что за два часа мы продвинулись по карте не меньше, чем до этого прошли за весь день, добраться до Кипелого, где надеялись остановиться в домике, не удалось. И мы, выбрав живописное место с видом на вулкан Кизимен, уже в сумерках стали разбивать лагерь. Поглощенную в процессе сбора дров жимолость заели ухой, которую, в свою очередь, закусили поджаренной на углях рыбкой, а на десерт для экономии остатков сахара были размоченные в сиропе сухарики (подслащивать чай было жалко, а заменитель, уходивший по несколько десятков таблеток в варенье, кончился). Для нас, жаждавших разнообразить свои вкусовые ощущения, это блюдо показалось настоящим лакомством, не хуже утренних бутербродов с «Хмели-сунели».

9 августа
В семь утра Вовчик разбудил нас завтракать. Проглотив прошедшую «на ура» кашу из «перовской» гречки с прожаренным в масле соевым мясом, около десяти выплыли. При прохождении одного из порогов (по оценке Юрика уровня катамаранной тройки) со всей дури центральной поперечиной налетели на камень. От удара я, выпустив весло, слетел в воду, повиснув между баллонами. Проводив взглядом затянутое течением под катамаран весло и почувствовав как оно вдруг ударило меня по ноге, я попытался зажать его между щиколоток. Вот в таком раскоряченном виде с торчащей на метр из воды лопастью я секунд пять балансировал, лежа животом на баллоне, пока пришедшая в себя после удара Алена не подхватила его, позволив мне выбраться из воды и оценить масштабы катастрофы. Несмотря на то, что, замаявшись обносить завалы в р. Толбачик, мы при сборке использовали менее толстые стволы ольхи, каркас с честью выдержал испытание (по словам Юрика после такого «обращения» алюминиевый сразу бы «накрылся медным тазом»).

Через некоторое время наклон русла уменьшился, река стала периодически разбиваться на рукава, и вследствие этого начались обносы, самый большой из которых, к счастью, не превышал 50 метров.

Окончательно замучившись, к 14.30 мы добрались до долгожданного Кипелого. Несмотря на предупреждение перовцев, что сюда приехал кто-то из начальства Кроноцкого заповедника (мы уже находились на его территории), Алена с Юриком пошли в сторону сторожки «сдаваться» в надежде настрелять или купить немного еды (продуктов у нас оставалось только на ужин). К целям Аленки, у которой осталась всего одна сигарета, относилось также раздобыть еще и курева.

Через десять минут я услышал их призывный крик. Когда мы с Вовчиком вышли к домику, перед ним, допивая чай, готовилась к выходу группа из восьми человек, названная на радостях Аленой «восемью камчатскими богами». А на столе была еда!!! Приняв приглашение угощаться, мы, не обращая внимания на их удивленные взгляды, сходу смолотили недоеденную миску китайских макарон, три банки паштета и полтора батона хлеба вприкуску с сахаром. Уходящая группа помимо небольшого запаса продуктов дала нам надежду на скорое возвращение в цивилизованный мир - у них в десяти километрах по тропе стояли три внедорожника.

Повесив промокшую одежду сушиться на костре, мы погрузились в воды термального источника, отгоняя мысли о том, что через пятнадцать минут нам нужно выплывать.

До дороги по реке оказалось километров двадцать. Пришлось два с половиной часа усиленно помахать веслами. Хорошо хоть завалов не было. В надежде застать наших спасителей, торопящихся в п. Лазо до закрытия паромной переправы через реку Камчатка, я установил личный рекорд по бегу на 400 метров в болотных сапогах. Успел! Хлопнув предложенные 100 грамм, я побежал сообщать ребятам хорошую новость о том, что все-таки нам не придется сплавляться еще 2-3 дня до Лазо, и можно смело разбирать и паковать катамаран. Справились за 20 минут. А еще минут через десять мы уже уезжали, подарив местному егерю сильно его удивившие весла с лопастями из фанеры (ну не успели мы настрелять алюминиевых) и неиспользованный остаток сетки, вполне годный, по его словам, для ловли молодого гольца.

На переправу мы так и не успели. Заночевали в Лазо в специально открытом для наших спасителей домике гостиницы. Наши благодетели сразу пошли спать, а мы улеглись только после того, как поглотили последние сухари с сахаром и подогретой на остатках газа подаренной нам тушенкой.

10 августа
Выехав в 8.00, через несколько часов добрались до с. Мильково, где выяснилось, что билетов до П.-Камчатского на сегодня нет. К счастью Евгений, один из наших спасителей и по совместительству один из лучших охотников Камчатки, собирался на неделе в Город и согласился отвезти нас туда после обеда с условием оплаты нами стоимости топлива в один конец. По дороге разговорились. Выяснилось, что Евгений одновременно хозяин построенной им турбазы «Тумрок» (несколько коттеджей, 5 термальных источников, под боком вулкан Кизимен и «плантации» жимолости и голубики), заместитель директора ООО «Ипуин» и просто очень хороший человек, искренне любящий свой родной край. Последнее можно смело сказать и о другом «камчатском боге» – главе охотнадзора Мильковского района (то самое начальство, о котором нас предупреждали перовцы). Кстати, по его словам, никому и в голову не пришло бы особо преследовать в заповеднике людей готовых выложить по 500 $ за то, чтобы просто посмотреть на Камчатку. Да и без нас у него хватает проблем с местным населением, почти поголовно вынужденным заниматься браконьерством. (это предложение имеет какой-то другой смысл – типа, платить надо много за просмотр, только тогда не преследуют)

Высадив нас на автовокзале г. Елизово, Евгений, пожелав нам успешно провести оставшиеся до самолета дни, уехал по своим делам. Чтобы попусту не терять время, Аленка предложила поехать на термальные источники в Паратунку, но для начала зайти в кафе.

После того, как мы с Аленой, оставив свои рюкзаки на попечение Юрика, обнаружили подходящее заведение и договорились встретиться здесь после его открытия, Алена пошла за Вовчиком, а я – на рынок. По возвращении, проторчав около получаса у входа, я, естественно, привлек внимание нашей доблестной милиции. Как же они были разочарованы, узнав, что я турист и через два дня улетаю. Но нет худа без добра, после шмона я обнаружил под обложкой паспорта когда-то заначенные 100 $!

Когда я допивал в кафе вторую чашку кофе, наконец-то появились Алена и Вовчик, решившие по дороге закупить продуктов. Не смотря на то, что я высказал все, что о них думаю (потом, конечно извинившись), мы довольно душевно посидели, вспоминая забытые за месяц ощущения. Как же на нас, переминаясь с ноги на ногу, смотрел Юрка, когда мы появились после полутора часов отсутствия. Ему то все это время нельзя было отлучиться от рюкзаков!

Ближе к ночи прибыли в центральный бассейн, где за 230 рублей удалось договориться переночевать в неотремонтированной комнате с условием, что с утра освободим ее до прихода директора, с которым, кстати, Юрик умудрился через месяц познакомиться в поезде по дороге из Пятигорска в Москву.

Переодевшись и немного посидев в баре, мы отправились в бассейн. Вау! Два дня назад мы себе такого и представить то не могли! Температура в одном бассейне - 40оС, в другом - 25оС. Не вылезая из воды, поедаем, запивая пивом, всякие вкусности. А через полчаса как мы все поглотили, Вовчик принес мороженое, и, позавидовав Аленке, с аппетитом его уплетавшей, мы с Юриком последовали их примеру и потихоньку уменьшили запас местного холодильника еще на десяток порций. Несмотря на холодную погоду и периодически накрапывающий дождь, у меня было такое ощущение, что мы по давно заведенной в нашем клубе традиции, спустившись с гор, отмокаем на черноморском побережье Кавказа…

Придя в номер, Аленка предложила сделать Юрику подарок и соорудить торт из коржей, смазанных смесью, по которой он бредил всю вторую половину похода – «пачка масла + банка сгущенки». Торт получился великолепным, но Юрик обиделся на то, что мы испортили его любимое блюдо. Надев мои самосбросы (этак на три размера больше) взамен своих, только что постиранных, он отправился на поиски круглосуточного магазина в надежде купить необходимые ингредиенты (как ни странно, успешно). Что касается нас, то первый кусок торта пошел «на ура», а второй – придавил нас к кроватям…

11 августа
Состояние, в котором мы проснулись, можно смело назвать похмельем… от еды. На недоеденный вчера торт было тошно даже смотреть. Немного оклемавшись и сложив вещи, отправились в П.-Камчатский, оставив рюкзаки в доме жившей неподалеку пожилой пары. В Елизово мы пробежались по магазинам и, собравшись на автовокзале, решили посчитать оставшуюся наличность. Выяснилось, что даже если я разменяю обнаруженную вчера сотню, в оставшиеся два дня (а Алене с Вовой – три) хорошо оттянуться не удастся. Алена, осознав данный факт, еще долго ругала себя за покупку так понравившейся ей золотой цепочки.

Добравшись до Петропавловска, разменяли баксы и отправились искать себе приключений. Не найдя в местных рекламных изданиях ничего подходящего, мы в надежде поучаствовать в океанской рыбалке позвонили в рекомендованную нам нашими спасителями компанию «Два льва», но оказалось, что их прогулочный катер рассчитан на 70 человек, и нам это никак не подходит. К нашему удивлению директор предложил подъехать к нему в офис и обсудить эту тему. После разговора он дал нам координаты Игоря, по его словам, одного из лучших местных водолазов. Владимир Владимирович посоветовал попытаться договориться с Игорем о поездке на океан на моторной лодке, а также о входившем в планы Алены дайвинге, ради которого та не поленилась привезти из Москвы гидрокостюм. Узнав, что последнее из-за проблем с деньгами мы, наверное, не сможем себе позволить, Владимир сразу предложил нам взаймы сто долларов без какой либо гарантии их возвращения. Воспользоваться материальной помощью мы постеснялись, но до чего ж было приятно такое доверие.

По дороге к Леоновым, заскочив в краеведческий музей и сувенирную лавку, не смогли пройти мимо бистро. Из-за относительно низких цен и высокого качества приготовленных блюд было невозможно не попробовать весь довольно богатый ассортимент. От количества поглощенной пищи нам опять потихоньку становилось плохо.

Когда пришли к Татьяне Васильевне, снова пришлось есть. Это было ужасно! …И очень вкусно! Чтобы не утомлять хозяйку, в 11.00 отправились на автостанцию, так и не дозвонившись до Игоря и решив выбрать место ночевки по дороге. К нашему сожалению, мы оставили палатку в Паратунке (хотя после общения с цивилизацией большого желания залезать в спальники не возникало). Связавшись, наконец, из автомата с вернувшимся домой Игорем, без проблем договорились о завтрашней поездке, причем с нашей стороны требовалось только проспонсировать закупку бензина и масла для лодочного мотора. Чтобы оценить нашу радость и удивление, попробуйте, пусть даже по рекомендации, договориться с москвичом, чтобы он провел для вас экскурсию по Москве…

Так как было решено встретиться завтра в 7.00 на автовокзале, мы, пренебрегая приличиями, набились на ночевку к Татьяне Васильевне (естественно «забыв» с утра в холодильнике компенсацию за причиненные неудобства).

12 августа
Встретившись с утра, мы, заскочив на заправку, отправились в док, где весьма быстро, по словам Игоря, справились со сборкой лодки и навеской мотора. Меньше чем через час, пытаясь выбрать наилучший ракурс для съемки, мы уже крутились вокруг знаменитых скал «Три брата», стоящих на границе Авачинской бухты, о пересечении которой Игорь по традиции отрапортовал начальнику порта по рации (правда, воображаемой). Затем он направил лодку в открытый океан к месту ловли терпуга. Несмотря на неудачный, по словам рыбаков, день, Игорь показал нам шоу, которое мы записали на видео, за две минуты забросив в море леску с десятью здоровенными ржавыми (по его опыту, на такие лучше клюет) голыми крючками и вытащив ее с тремя полуторакилограммовыми (полукилограммовыми) рыбинами. По его словам, в рекордные дни он вылавливал по полторы тонны, а за один раз вытаскивал до 12 штук (на 10 крючков!). Забросив удочку еще пару-тройку раз, двинулись вдоль побережья на юг к местам сбора морского ежа, проверяя встречающиеся по дороге краболовки, в одной из которых обнаружили здоровенного краба!

Из-за отсутствия набитых баллонов Игорю пришлось нырять за ежиками на пятиметровую глубину без акваланга, но, несмотря на это, он собрал столько, что больше половины мы так и не съели, и Юрик увез остатки в Москву. Закусывая пиво ястыками с икрой морских ежей вприкуску с морской капустой, в процессе сбора которой на мелководье в районе «птичьего базара» подверглись «бомбометанию» (еле отмылись), решили, что на берегу расслабляться как-то сподручнее. По дороге в ближайшую бухту с пресной водой обнаружили шхуну японских браконьеров, несколько месяцев после конфискации проходившую под российским флагом и пару недель назад выброшенную во время шторма на скалы.

Океан был необычайно спокоен, поэтому нам удалось пришвартоваться к лежащему на боку судну. Вспомнив прочитанные в детстве пиратские романы, мы бросились на абордаж, и через некоторое время на дне лодки выросла гора из ацетиленовых и кислородных баллонов (по словам Игоря японские в два раза легче рассчитанных на тот же объем русских), нескольких тюков различного вида сетей, полудюжины спасжилетов, а также разной мелочи, включая пять ножей из отличной японской стали, несколько здоровенных разводных ключей, из-за которых Юрика потом не хотели сажать в самолет, и непромокаемый комбинезон, который Алена подарила отцу, благо его размеры не сильно отличаются от японских.

Когда азарт утих, да и все годные к использованию вещи перекочевали в лодку, мы решили, что пора возвращаться домой.

Уже в бухте из-за сильного расхода топлива по причине перегруза моторки перед нами замаячила перспектива добираться до причала на веслах, так что оставшуюся часть пути для снижения сопротивления ветру мы провели лежа, отбивая спины о дно прыгающей по волнам лодки.

Так как без нас Игорь ни когда бы так далеко не забрался, да и не решился бы швартоваться в одиночку, то на радостях он предложил угостить нас всех пивом и пригласил к себе домой. Здесь мы поиздевались над стиральной машиной в попытке немного отстирать свою одежду и объелись пойманым сегодня терпугом, зажаренным для нас подругой Игоря. От нее мы, кстати, узнали, что в нормальный суп рыбу, в отличие от нашего походного, кладут в последнюю очередь. Не послушавшись ее совета, в итоге получили такую бурду, что даже ненасытные желудки и сожаление по поводу загубленных продуктов не заставили нас съесть больше чем по одному половнику. Во время поглощения запиваемой пивом рыбы ознакомились с видео и фото архивом Игоря, как оказалось, он не только классный ныряльщик, но и вообще любитель экстремального спорта, в частности параплана.

Переполненные новыми впечатлениями мы собрались за вещами в Паратунку, уговорив Игоря с друзьями присоединиться к нам. Добравшись туда на их микроавтобусе, практически сразу погрузились в теплую воду бассейна. Решив немного понырять с взятой у Игоря маской, с удивлением обнаружил резкое падение плавучести своего тела, так при попытке переплыть бассейн под водой после первого же гребка я неожиданно встретился с дном. Отвергнув объясняющую это явление версию о нырянии в сухой бассейн (все-таки мы не столько выпили), я пришел к выводу, что из-за походной диеты мой жировой запас катастрофически уменьшился. Интересно, а каково было Алене, еще до похода практически не имевшей последнего.

13 августа
В четыре часа ночи нас попросили покинуть помещение, но, договорившись с охранником, мы остались здесь до утра, борясь при этом со сном, в надежде таким образом облегчить переход на московское время.

С утра, забрав свои рюкзаки у начинающих беспокоиться о нас стариков, отправились ловить маршрутку. Узнав, что по утрам в выходные она может вообще сюда не заезжать, я пошел перехватывать ее на конечную остановку. Часа через полтора, с трудом загрузившись в пришедший, наконец, микроавтобус, понял, что подъезжать к бассейну не имеет смысла, да и рейс Аэрофлота уже улетел.

Прибыв на вокзал и встретив Алену с Вовой, узнал, что им удалось, поймав машину, успеть на самолет и посадить на него Юрика, у которого был билет с открытой датой. Им же из-за отсутствия денег не удалось поменять билеты и пришлось дожидаться завтрашнего рейса.

Оставив им остатки купленных мной с утра продуктов, а так же книгу в качестве пищи духовной, я отправился оформляться на свой рейс до Домодедово.

А через девять часов, еле отбившись от назойливых таксистов (ну не могли они представить, что у человека из П.-Камчатского может быть в кармане только 80 копеек), я нежился на теплом подмосковном солнышке, догрызая остатки купленных в Петропавловске для обманывания желудка полкило семечек, в ожидании электрички «Аэропорт - Павелецкий вокзал»…

Рассказывал Макс Конвисар


Комментарии
Guest09.11.09, 05:49
Сообщество непрофессиональных фотографов Камчатки 
Здравствуйте!!!
Пишет Вам лидер проекта "Сообщество непрофессиональных фотографов Камчатки" (kamfoto.my1.ru) Юхин Андрей Александрович.
Блуждая по просторам интернета в поисках Камчатских фотографов, нашел Ваши работы. Очень впечатлило. Не смотря на то что вы разместили уже сделанные Вами фотографии на другом интернет ресурсе, хотелось бы персонально пригласить Вас к участию в нашем проекте. Может быть это не так важно для Вас , но одна из целей нашего проекта популяризация Камчатского края, привлечение внимания к нему как к уникальному месту с помощью фотографий простых и не очень :) людей.

Прошу Вас в любом случае (согласия или не согласия) написать мне с помощью формы обратной связи на сайте. Если Вам не будет трудно, опишите пожалуйста Ваше мнение о проекте.

С уважением Андрей
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Камчатка
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 3
Опубликовал Роман Железов