Графский Провал. Лето 2001. ком. Лавров

Идет загрузка карты ...
п. Графский Провал (-780 м) Абхазия, Бзыбский хребет. Вход на 2300 м, что на 400 м выше Пантюхинской. Пещера много лет исследовалась томскими спелеологами.
Поезд 

Это была песня, а не поход. Никто в нашей команде не был ниже -540м, никто не был в Абхазии. И Графский для нас был легендарной пещерой в рассказах Болгова, Эдика Маленького и Панкрата. 10 лет назад она не покорилась команде "Барьера" состоящей из очень сильных и уважаемых нами людей. Так что, идиалогически мы были очень подготовлены. Хочется отметить, что почти всю пещеру пришлось пробивать под SRT. Не везде это было сделано грамотно, но это была хорошая работа.

28 июля: собственно походный угар начался в этот день около 21.00, когда в 1-414а появился Евдокимов Юра с трансами. Быстренько обсудили их недостатки, которых хватало (Юра сказал, что нашел их 8). Потом, за пару-тройку часов вставили все завязки и трансрепы. Сходили в клуб, принесли оттуда кучу веревки, и началось… Всю ночь Макс, Женька и Серега паковали веревку, а двумя этажами ниже Димка и Андрюша забивали в трансы ПБЛ и Пункт перекусов (ПП).

29 июля: беготня по рынку, последние истеричные сборы, докупки. Около 14.00 (мы сидим на мешках) позвонил Савкин и сказал, что сломался в 20 минутах езды от Долгопы. Очень быстро на смену Димке нашелся Шура Ильин. Ура! У нас снова два мотора («белаз» Юрика под управлением Коли Хмелевского и девятка Шуры Ильина). В набитые до верху машины сажают Лаврова и Лoкoтилoва. Остальные пять человек (4 участников + провожающий Ромка Железов) едут на Курский вокзал своим ходом. За отсутствие техосмотра у «белаза» Коля Х. попал на бабки на посту ГИБДД на Дмитровском шоссе.
На «Курском» все без происшествий. 50 минут только и делали, что перетаскивали наши мешки и коробки. Появившийся Вова Панкратенко стал тут же распихивать их по вагону, постоянно решая небольшие задачки на тему оптимального размещения нескольких маленьких объемов в одном большом. Проводить нас пришел Владик Болгов. Лучше бы он пришел «с вещами» :(
Вот и все, пожали друг другу руки и поезд тронулся. Вскоре Вова понял, что его место 37. После осознания этого факта его врагом номер один был назван Лавров за то, что сдал билет Болгова. Обещал помнить долго. Вскоре страсти улеглись, и проголодавшийся народ принялся за окрошку. Потом Панкратенко травил байки из жизни. Особенно понравились истории про Пашу Глотова.

30 июля: разбудила таможня: проверка паспортов. У паренька из компании напротив взяли 500 рублей (отступных) за то, что по достижении двадцати лет он не поменял паспорт. Пищи мало, поэтому нет душевного подъема. Шили, кроили, пили чаи до 17.00. Купили и съели пирожки. Потом из овощей, купленных в Таганроге, сделали салатик.
Вокруг молодежь, все едут на юг отдыхать. Группа молодых балбесов напротив пьянствует и, в силу последнего бывает постоянно «обута» на деньги милицией (а не только таможней). Молодые и симпатичные студентки физфака МГУ оказывают внимание команде в целом и некоторым ее членам в частности. В целом, со стороны окружающих чувствуется интерес и уважение. После 21.00 пришел Митька (!), которого, как обычно, провожала мама (!!). Принес сухари, сало и фрукты. Женя попытался бузить, что фрукты – не ужин, но был отослан «в нирвану». После чего он два часа писал эпиграммы на отдельных членов команды, вот примеры некоторых:

Кто-то стоит «штуку»,
Кто-то же – трояк.
Наш же командир
Стоит «четвертак»…

Нет, он не сутенер,
С улицы красных фонарей
Да, он просто любитель
Женщин и новых идей.

Говорят, он всех их кормит.
И при этом совсем не гей.
Какие же отношения,
У этих восьми парней?

31 июля: Митька все утро искал сахар. Приятно было видеть, что завхоз спозаранку занят работой. Неприятно, что он так нервничает. (Запись из журнала: Лавров напрягал мозги и не давал сахар. Су… су… суровый человек. Митька.) Потом Серегу мучили санитарной зоной. Ситуацию спас Серж, он открыл туалет плоскогубцами, и все успокоилось. Поезд опоздал на час.

Проводы

На «Курском» все без происшествий. 50 минут только и делали, что перетаскивали наши мешки и коробки. Проводить нас пришел Владик Болгов. Лучше бы он пришел «с вещами» :(

Предзаброска 

На перроне нас встретил Григорий от Ватека. Он подогнал машину, куда мы загрузили вещи, добавили Митьку с Вовой и отправили на закупку овощей. Остальные 6 человек поехали в Гантиади в дом Ватека своим ходом. Перешли границу и до Гантиади добрались без проблем. В доме Ватека встретили ребят из клуба «Белая мышь». Они забрасывались на хр. Арабика в п.Московская, но уже трое суток сидели на одном месте, так как работа вертолета была расписана (все же не зря позвонили Ватеку). Пытались «подсесть» на наш вертолет. Не вышло, но мы искали варианты решений проблемы.
Мы отправились на море. Вот это настоящее Черное море. Чистое, изумрудно-прозрачное, теплое и соленое. Счастливое купание было прервано появлением разгневанного абхазца. Оказывается тут не принято купаться «в чем мать родила». Интересно, как он углядел-то при совершенно пустом побережье? Пришлось вылезти и одеться. Потом приехали вещи + витамины: огурцы, помидоры, перцы, картошка, капуста, арбузы, хлеб, майонез. Мы перешли к взвешиванию, чтобы быть уверенными, что вертолет нас вытянет в одну ходку. Результаты взвешиваний:
- Макс с рюкзаком = 110 кг;
- Серж с рюкзаком = 105 кг;
- Андрюша с рюкзаком = 84 кг;
- Димка с рамой = 91 кг;
- Серега с рамой = 99 кг;
- Митька с рюкзаком = 91 кг;
- Вовка с рюкзаком = 115 кг;
- Женя с рюкзаком = 93 кг;
- Трансы с навеской = 82 кг;
- Остальные трансы = 113 кг;
- Коробки с продуктами = 102 кг;
- Витамины (в т.ч. майонез и хлеб) = 128 кг;
- Все прочее = 20 кг.
Всего получилось 1223 кг, что с хорошей точностью подходило под магическую цифру 1200 кг, называемую ранее. Потом мы поехали в аэропорт Сухуми отдав обещанные 160 $. В целом, как мне кажется, это многовато за оказанные нам услуги, но уговор – дороже денег. Прощаясь, Митька оставил Григорию наказ: отправить его маме поздравительную телеграмму “С Днем Рождения, мама!” И совсем забыл вернуть ящики от овощей.
Итак, мы поехали в Сухуми. По дороге смогли воочию узреть, что оставляет после себя война. В аэропорту Сухуми мы предстали пред грозными очами Гончарова Владимира Васильевича – пилота, который должен был забросить нас на Бзыбский хребет (типичный абхазец с долей украинской крови). Васильевич послушал нас, поразмыслил и объявил свою волю. В 6.00 он кидает “мышек” на Арабику, а в 7.00 возвращается за нами - и на Бзыбь. Все, аудиенция окончена. Если соберетесь звонить, то телефон Гончарова В.В.: 2-20-21.
Мы расположились у здания аэропорта. Поужинали (картошка с тушенкой, салат, арбуз, чай), подкормили окружающую живность (это была ошибка) поржали от историй Вовы (хит вечера - история про “карликового жеребчика”), посмотрели на звезды и спать.
Заброска 

1 августа: началось для нас уже в 1.00 с брехания местной аэродромной собаки. У-у-у…, с-с-с..обака. Через час ее ненавидели все, но поймать не могли. Некоторые вслух пообещали ее изнасиловать. Собака приняла это как приглашение и тут же улеглась на чью-то пенку. Получила по морде, и все началось сначала. Со словами о собаке и наступило утро.
Без завтрака перетащили вещи на летное поле и .. Тут узнали, что с нас хотят 20000 рублей, а не 16000, как мы планировали. Торги успехов не имели. Взлетели в 8.00, через 30 минут уже были на месте. Сильное впечатление произвела посадка с пятого захода на пятачок 2010 м. Была слабость в ногах и т.п. Вот мы и на Бзыби. Вертолет улетает.
Постзаброска 

Начали поиски пещеры. Володя был быстро куда-то уведен GPS-навигатором. Остальные разбрелись имея смутные представления о том, как выглядит искомая цель и напутствие от Вовы: «Ищите баллон.» Десять лет назад уходя от стоянки Графского провала Володя поставил на ближайшем холмике газовый баллон. Он надеялся, что этот ориентир все еще цел и функционирует. Все эти разговоры о баллоне не были оставлены без внимания членами команды. (Запись из журнала:

Когда-то молод был Панкрат,
Но мудр был, как Гипократ.
Поставил он большой баллон,
Чтоб с далека виднелся он.
Маслов Д.)

За два часа мы нашли пещеру и кучу старого мусора. Был там и старый, ржавый газовый баллон (валялся в яме). GPS нам в этом не помог :( Начали таскать вещи, ставить лагерь. Остановились, только когда поняли, что сил больше нет. К этому моменту уже стояли палатки, работал водокап №1, была сделана кухня (большая и удобная), а в пенобабе уютно расположился автоклав, наполненный борщом (это главное). После позднего обеда делать уже ничего не хотелось. Хотелось ужина, но не сильно.
Во время таскания вещей Макс порезал о камни ногу и попал в руки к Доктору Ливси, который наложил табу на его выходы на сутки. Макс попытался спорить, но скоро смирился (и хорошо) и даже следил за сменой повязок на ране.
Вечером осмотрели входы. «Нижний» выглядел бесперспективно, он и так был узкий, а теперь еще и льдом зарос. «Верхний» показался гораздо удобнее. Рядом с ним нашли старую томскую «нычку», теперь это уже мусор. На следующий день проходя сквозь «Верхний» вход Володя весьма сильно и емко вспоминал Эдика маленького.

Навеска до ПБЛ 

2 августа: с утра в лагере начался нудизм. Женя решил, что стесняться некого, а хороший загар – полный загар. Нашлись те, кто с ним согласился. Стесняться действительно было некого, но первое время вид оголенных чресел за завтраком смущал некоторых членов команды.
Под землю пошли Панкратенко и Андрюша, направление – Старое дно (основной ход). Вова – проводник и знаток пещеры. Он щеголяет во всем новеньком от Д. Провалова. Через час Лавров и Димка Маслов вышли в след первой двойке, направление – Новое дно.
Оставшиеся в лагере закончили его обустройство (были сделаны фильтры на воду) и принесли оставшиеся вещи. Вечером, когда первые две двойки вернулись, вниз собралась тройка Макс - Женек - Митька. Направление – Старое дно. Вова с Андрюшей добрались до К18 и начали навеску (забили спит). Серега с Димкой начали навеску стометрового отвеса на Новом дне. Первое впечатление Андрюша обозначил фразой: «Серьезная пещера, многовато в ней силовых узостей.» И это было верно.

3 августа: утром вышли ребята и сказали, что пронесли все 6 трансов за меандр Авиаторов, чего-то попутно навесив. Панкратенко немного удивился от таких успехов, а когда узнал, что Митька миновал меандр в одиночку с двумя трансами, то просто офигел. «Ну, не знаю, что вы за кони,» - сказал потрясенный Вова.
После традиционно плотного завтрака с обязательным салатом вниз пошли Лавров с Реутовым (в дальнейшем они все выходы делали вместе). Добрались до оставленных трансов, навесили уступ дальше и поняли, что это был не меандр Авиаторов. Само чудо-место было впереди. Сильных проблем оно не доставило (сказалась теоретическая подготовка от Вовы). Хуже было с веревкой. Разложенные в мешки концы в некий момент перестали соответствовать глубинам. Пришлось воспользоваться старым томским кончиком, а потом перенавешивать весь участок. Работая за меандром, они даже не услышали, как пришла тройка Панкратенко - Серж - Димка Маслов и добавила еще мешков в общую кучу.
Наверху все было по старому. Весь день палило солнце, по скалам слонялись голые мужики, и мелкие хлопоты не сильно забивали им головы. Сделали второй водокап, причем больше первого. Осталось только придумать машину, которая стала бы таскать снег из грота.

4 августа: довольно рано (почти в 7.00) вниз вышла тройка Макс – Женя – Димка Маслов. Сообщение, что они еще не видели м. Авиаторов явно придавало энтузиазма. Ребята вернулись вечером, выполнив большой кусок работы. Сделали навеску и перетащили мешки до К67. Особенно им удался К22 перед К67, там они забили два грамотных спита, хорошо вынеся веревку от воды.
Володя с Митькой и Сержом ходили по окрестным вершинам, любуясь видами и прикидывая направления сброски. Может быть у них были еще идеи, но они ими не поделились. Закончился первый газовый баллон. По этому случаю были надоедливые микролекции от командира «как пользоваться газом, если газопровода рядом нет» и «почему не надо топить снег».
После возращения ребят, вниз собрались Серега с Андрюшей. Навесив К67, они предполагали и дальше оставаться в рамках планов (планом было добавлять по -100 м в день). К67 навесили, но назвать навеску хорошей было нельзя. Поскольку оказалось, что в ствол колодца с правой стороны (куда и пытались увести веревку) приходит приток и внизу получалась вилка = несильный душ. К сожалению, это все обнаружилось только после третьей перестежки. В итоге ребята подмокли. За К67 обнаружился неприятный меандр М40. Дальше был уступ (У9) под которым ребята остановились и пошли наверх. Здесь они увидели первый в этой пещере лом.
Однажды, на вопрос: «Что надо что бы сделать первопрохождение самой глубокой пещеры в мире?» В. Болгов ответил: «Надо много взрывчатки.» В те времена, когда в Графском Провале работали томские спелеологи, этот принцип тоже действовал, только взрывчатке они, похоже, предпочитали ломы и кувалды (!).

5 августа: началось с возвращения Андрея с Серегой. Лагерь вяло просыпался. На кухне кашеварил Макс. Вылезшие бодро переоделись, с аппетитом поели, прогрелись, после чего их разморило, и они «отключились».
После обеда вниз пошла боевая тройка Маслов – Лoкoтилoв – Маслов. Ребята от души потаскали трансов (особенно им запомнился М40) и навесили всю сухую ветку до К40, где снова приходит вода (это более 100 метров (!)).
В лагере все было как обычно. Еда, сон, туалет, сон, еда. Вова сходил с GPS и отметил маршрут сброски до леса. Лавров за день прочитал одну из книг про «богомерзкого некромансера». Андрюша взял с собой в поход «Одиночество мага» Н. Перумова в двух книгах. Это были единственные книги, не считая книги В.Дублянского «Карст Бзыбского хребта».
На ужин, кажется, была фасоль, в которую ушли все остатки сладкого перца.

6 августа: рано утром выбрались ребята. Выход получился очень длинным. Герои были изрядно ощипаны, но смотрели бодро. Доктор наконец-то достиг того, к чему так стремился – полное физическое и душевное опустошение (есть более емкий народный термин, которым он воспользовался). А Макс во время выхода обжег пальцы карбидом.
Полюбовавшись на распростертого Женю, Лавров с Андрюшей пошли вниз, что-бы долго не возвращаться (навеска + ПБЛ). Навеску делали быстро, стараясь меньше бить и больше использовать естественные опоры, которых было не мало. Одна из таких опор отвалившись, сильно шмякнула Лаврова об стенку, в результате чего он ушиб колено, а Андрюша понервничал. Пришли в ПБЛ – самое грязное место в пещере. Там больше всего глины и самая большая помойка. Места немного. На камнях старый каркас, на котором болтается тряпка с надписью «Торнадо». То ли название ПБЛа, то ли команды.
Через два-три часа за ними должны были выйти Митька с Сержом, но вышли они только через пять-шесть. Отчасти поэтому достигнув ПБЛа и установив его, Серега с Андрюшей оказались на леденцовой диете. В принесенных ими трансах были только палатка, пенки, могила и часть продуктов. Кухня, горелка, спички и т.п. были в других трансах.

Графский провал

Навеска до дна 

7 августа: Митька с Сержом пришли к 4.00, было им хорошо, о чем они пытались сказать, но их не понимали :( Вместо этого послали за водой и только потом допустили в жилище, благо места было много, а в четвером куда теплее, чем вдвоем. Попав внутрь палатки, Митька начал медленно перемещать свое тело из одного угла в другой, разыскивая самый сухой и теплый. Во время такого третьего “марш-броска” он уснул и был разбужен только, когда сделали пищу. Сготовив гречку, все смогли оценить достоинства сублимяса, а не просто набить желудки. Уснули около 6.00.
Вся жизнь на поверхности состояла из трех частей – сон, еда, ожидание выхода вниз. К вечеру ожидание стало невыносимым. И, забыв о наказе дождаться Митьку с Сержом, в полночь, Макс, Женя и Димка отправились на выход - возможные спасы. По утверждениям очевидцев, наибольшей волнительностью отличался Доктор Ливси, но он доктор, ему положено. Главным его аргументом при дальнейшем разборе “инцидента” было - отсутствие записей в журнале, избаловался народ записями.
В тот день утро в ПБЛ наступило в 14.00. Серега с Андрюшей стали собираться на выход вниз, а Митька с Сержом - вверх. Первые ушли около 16.00. У них получилась скорее разведка, чем выход, так как веревки было всего 15 м. Тем не менее, найдеными томскими кусочками обвесили уступ в девять метров и сделали перила к К15. На навеску К15 ушла вся веревка, причем пришлось перевешивать, так как хватило ее еле-еле и не с первого раза. Потом подготовили навеску следующего колодца (забили пару спитов), но вешать уже было нечего. Слазили в какие-то боковые ответления. Там все сильно сыпалось и ничего легкодоступного не обнаружилось. Вернулись в ПБЛ после 21.00. Тянули время, предполагая, что впереди еще, как минимум 12 часов сна, поэтому легли только после 00.00, а зря (как оказалось).

8 августа: в ПБЛе все были разбужены около 5.00 появлением тройки сверху. Попытка отослать ребят понавешивать и выкроить еще часика три на сон успеха не имела :( Пришлось вылезать из спальника, завтракать-ужинать (это кто как) и идти дальше.
Андрюша, которому частенько приходилось ждать наверху колодцев Лаврова и мерзнуть, задержался на час, что бы Серега успел сделать хоть часть работы. Очень бодро, навесив три колодца, они добрались до «развилки». «Развилка» – небольшой гротик, где вода утекает в узкую щель, а продолжение щели в другую сторону – сухой меандр, который через несколько метров вываливается в очень объемный колодец. Попытка навесить колодец «сходу» показала, что такой веревки просто нет. Последнее – не странно, потому что в томском отчете на нашем сайте (см. в итернете) про колодец К68 ничего не сказано, а между тем, это самый большой колодец в пещере.
Тогда полезли в мокрую щель. Сразу за щелью был колодец К18. Навеску можно делать за многочисленные Е.О., а можно спуститься в распоре. Плохо, что сверху льет вода и сильный сквозняк. Место очень мокрое и холодное, даже в гидре там плохо. Вылезая назад, замерзший Лавров нашел «Ирбис» – бонус!
Вернулись к большому колодцу. Истратили почти всю веревку, но навесили. Внизу нашелся старый ПБЛ. Место очень хорошее: сухо, чисто, просторно, вода рядом. Помимо обычного мусора там были: кувалда, остатки шлямбурника и пара пенок, которые захватили с собой. Возможное продолжение там только одно, посмотрели на него и пошли обратно.
Возвратившись в ПБЛ, разбудили ребят и поменялись местами (на выход ребят ушли около 22.00). Ели картофельное пюре с мясом, к страшному негодованию обычно невозмутимого Андрюши.
Наверху отоспавшиеся Серж и Митька смогли воочию лицезреть, что такое гроза на Бзыби. Это была первая гроза за время нашего пребывания. Оставшиеся наверху были под впечатлением. Всего два часа, но сколько страсти. (Запись из журнала: …а днем сегодня был дождь великий, т.е. полный Бзыбец. Митька.)

9 августа: Макс, Женя, Димка вернулись в ПБЛ с добрыми вестями. Довольно быстро, навесив уступ, ребята добрались до колодца, который опустил их на дно небольшого обвального зала. Тут пришлось довольно долго искать продолжение. Ребята из Томска тоже потратили немало сил, о чем говорил лежащий здесь же лом. Занести его на -700м это серьезно. Естественно, нашлось оно в самом конце и в самой узкой и одновременно мокрой щели. Проползя пару десятков метров (из них половину под душем), Макс вывалился в меандр и пришел по нему к старому шлямбуру.
Задача стала ясна. С пониманием цели ушли из ПБЛа Андрюша с Серегой. Все описанное ребятами отыскалось без труда. Далее шел каскад небольших колодцев и вода уходила в щель. Но ход вбок приводит к щели, которую явно разбивали. Вот и кувалда (очередная!) рядом лежит, но мы уже сильно не удивляемся. Да, могучие богатыри были томские спелеологи. Непонятно только, отчего они вымерли. Андрюша высказал версию, что были раздавлены собственной мощью. Несколько калибровок по меандру вперед и вниз, - и вот уже широко. Уступчик, потом еще один, и обвальный зал. Зал небольшой, завал мощный – дно!
Двинулись обратно. Непостижимым образом Лавров потерял с каски запасной свет и обнаружил это только на втором снизу колодце, когда залило карбидку. Пришлось пойти назад и поискать. Поиски закончились успешно. Потом перед ПБЛ в полусифоне Серега набрал воды через рукава, которые заботливо расширил Митька. («что бы руку не жало», как он сказал. Он не предполагал, что после него кто-то еще захочет носить эту гидру.) Вернувшись в ПБЛ, ребята поделились новостями и планами. Съели по сникерсу и, заев их орехами с сухофруктами, ломанулись наверх. Шли не спеша, трижды перетряхивали карбидки, поели в ПП. К ночи вышли наверх.
Погода была теплая. Очередной ливень кончился три-четыре часа назад. А в лагере не спали и встретили теплым ужином. Кажется, это был борщ.

Навеска до нового дна 

10 августа: с утра собирали в ПБЛ тройку Митька – Серж – Володя. Вышли они с запаздыванием в полтора-два часа. Без особых задержек (не считая зависания Вовки в М40) добрались до ПБЛа и … нашли его пустым. Это их не расстроило, они разоблачились и залезли внутрь.
Тем временем, в ПБЛе происходили странные события. Проснувшись, тройка Маслов – Лoкoтилoв – Маслов увидела на часах 10.00, но не смогла понять чего. Утра или вечера? Ребята поспали еще и потом собрались на выход. (Как оказалось, проспали они изрядно, и эти потерянные 12 часов пролетели для них незаметно.) После того, как они пошли на выход вниз, в ПБЛ вселилась группа сверху. Вернувшись в ПБЛ и застав там новых жильцов, им оставили Димку Маслова (он затек на обратном пути через полусифон), а сами (Макс и Женек) взяв по трансу, пошли наверх.
Транс Жени (где было 100 м веревки) до поверхности не дошел. В М40 у него отвалилось дно (страшная смерть, но его возродят).
Наверху все шло своим чередом. Дожди прекратились (они были всего 2 дня по 2-3 часа), палило солнце. Андрюша с Серегой чревоугодничали (в команде к концу похода это называли «ритуальным истязанием»), последние помидоры ушли в салат. Попутно, Лавров прочитал вторую книгу про «богомерзкого некромансера».

11 августа: незадолго до рассвета в лагере появилась двойка Макс – Женя. Желаний у них было немного – есть и спать, что они и сделали. Андрюша с Серегой пошли на Новое дно, где уже десять дней назад была начата навеска.
В хорошем темпе довесили 100 метровый колодец. Попутно проверили приходящую галерею. Она перешла в узкий меандр, который вывалился в колодец глубиной около 30 метров (не спускались), наверху был забит Ш.К. Дальше был меандр (узкий местами), галерея, площадка ПБЛ (сырое место), меандр (очень узкий и довольно длинный, сложнее м.Авиаторов). Спустившись посередине его вниз, можно выйти к У12 (его навешивать не стали). Ползя поверху можно попытаться прокопаться в вертикальный ствол, где слышен шум воды. Ребята всего этого не делали, потому что пора было и назад. На обратном пути они сняли и вытащили навеску Нового Дна. К концу они изрядно подзадрались (лазание по щелям внизу даром не прошло).
Наверху был классный супчик (специальная благодарность Максу). Вообще, вкусный, жирный суп или борщ – почти идеальная пища для человека после интенсивной работы под землей. Съедается правда не мало, но … :)
Попутно было замечено, что в лагере были гости. Не рискнули бы двое джигитов умять столько шоколада без санкции завхоза. Подозрения были подтверждены. К ним приходила семья (папа, мама, доча) из Питерского лагеря. Хвалили нашу воду, жаловались на свою, взяли с собой «на память» 5 литров.
В лагере закончилась картошка.
Через час после возвращения Сереги с Андрюшей на склоне у входа появилась пара огней, которые при приближении оказались Вовой с Димкой Масловым. От них узнали, что… Серж с Митькой пошли снимать навеску от развилки до ПБЛа, а Димка с Володей остались снимать ПБЛ. Все успешно забилось в трансы, когда появлись Митька и Серж, которые сходу выдали, что они затекли, замерзли, не могут идти на поверхность, и спасти их может только ПБЛ, который пришлось распаковать и по новой установить. Между тем, Володя приболел и оставаться в ПБЛе дольше не хотел и не мог. Тогда они с Димкой, взяв один из трансов, пошли наверх (Вову перед выходом накачали растворимым аспирином), и благополучно выбрались.
Встала насущная проблема – вывод Митьки с Сержом и вынос ПБЛа.

Съём навески 

12 августа: самыми свежими в лагере были Макс и Женя, о чем им и сообщили по утру. Они все поняли быстро и начали собираться, только предупредили, что оставаться в ПБЛе они не хотят. Это было их святое право.
Наверху началось томительное ожидание. Наверное, это был самый важный и напряженный выход за всю экспедицию. Ели, отдыхали, во второй половине дня Лавров совершил пешую прогулку по окрестным вершинкам. За время этой прогулки Серега оценил многочисленные достоинства настоящей кефи из Бахрейна, на которой почему-то значилось “made in JAPAN”. Ранее ребята почистили от ртути аптечку, в которой разбился градусник. Кое-что пришлось выкинуть.
Вечером считали метеоры, любовались млечным путем и получали краткие сведения о положении звезд и созвездий, которыми делился с ними Серега. Небо было чистым, хотя Макс, который уже настрадался от жары, настоятельно требовал дождя. Его фразу: «Ну, где этот бог-Дождя? Где этот отс…?» - запомнили все сразу и надолго.

13 августа: ночью появилась двойка Женя – Макс, они были весьма замученные (оно и понятно). Сказали, что все нормально - Серж с Митькой немного отстали. Ребята появились под утро. Как выяснилось, вместе они сняли ПБЛ, 150 метров навески и вытащили часть трансов к М40. Это были хорошие новости. Еще были какие-то туманные намеки на историю про Сержа и килограмм арахиса, но это лучше лично к нему.
Под землю собрались и пошли Лавров с Реутовым. Вытащив все остальные трансы и навеску к М40, они рассудили, что им (как наиболее мелким в команде) и стоит заняться проноской трансов через М40. Все (около 15 шт.) трансы успешно миновали препятствие. После этого «удовольствия» Серега с Андрюшей, взяв по трансу, пошли наверх. Добрались хорошо и не очень поздно, но после этого выхода выдохшийся Лавров объявил выходной. Многих эта новость порадовала. Официальной версией стало: день рождения папы Сереги - праздник.

14 августа: стал выходным. Тем не менее, Андрюша, Вова и Митька, взяв 5 трансов, пошли потропить по колючкам в сторону леса. Вернулись они к ужину. Сообщили, что до леса ходьбы часа три, и что трансики они спрятали рядом с тропой.
В лагере время шло неоригинально. Доктор Ливси и Серж нудили, добиваясь от своих задниц истинно шоколадного цвета, правда мысли об Alpen Golde при этом в голову не приходили (тоже мне золото). Остальные прятались от солнца, которое, по-видимому, очень обрадовалось, что наверху столько народу. А ветер все усиливался и чувствовалось, что смена погоды не за горами. Хитом вечера стали истории от Володи о том, как их стройотряд отдыхал на Сахалине.

15 августа: стал днем массовой выемки снаряжения. Завтрак был в 7.30 – спасибо Сержу за четко выполненные указания и Володе, что выпинул Сержа из палатки. Первая тройка Женя – Макс – Димка вышла первой (каламбурчик). Она подняла все трансы наверх К67, сняла навеску и ушла на поверхность, забрав 6 трансов. Синхронно Лавров и Реутов продолжили выемку. Они достали все трансы и навеску до м.Авиаторов и ушли с 4-мя трансами на поверхность. Возле Медео они встретили Вовку, Митьку и Сержа, которые ночью успешно закончили всю выемку.
Днем в лагерь приходил Ю. Косоруков с шестью девочками, которые хотели лично засвидетельствовать свое почтение ребятам с Физтеха. Согретые теплом приема Митьки и Володи они пожелали остаться, но тут Косоруков проявил власть. Сказка кончилась. Тем не менее, благородный Митька одарил Косорукова последней капустой и пятью банками майонеза, который мы уже видеть не могли. А благодарный Косоруков оставил автограф в маршрутке. Девочки отметились в командном журнале. (Записи из журнала: Приходите к нам в гости к п.Снежная или …очень понравилась московская шоколадка и ребята тоже…) Позднее Косоруков говорил, что физтехи проявили невероятное (смешное) джентльменство, что после подобного приема они могли рассчитывать на все, а они... Снимите шляпу, Юра.
Погода с утра была пасмурной, накрапывал дождик, но к обеду снова начало жарить солнце.

16 августа: ночью вылезла последняя тройка, принесла последние мешки, сказала, что все «Ок!», и успокоенный командир заснул.
Утром Макс, Женя, Димка, Андрюша и Серега набрали трансов и совершили ходку к лесу. Туда дошли без особых проблем, хотя подустали (пытаясь найти лучшую тропу). В конце поисков Макс с Женькой нашли тропу к «стоянке с бревном» откуда Володя точно знал дорогу. На обратном пути «вляпались» в туман, что потрепало нервы и «съело» время. Блуждая в тумане нашли на склонах могилу паренька погибшего 20 лет назад. Потом шли без проблем, только убежавший вперед Макс слишком резво взял влево и вместо лагеря забрел в окрестные скалы. Но недалеко от лагеря, который найти без подготовки было не просто (Косорукову это не удалось, он призывно кричал и поэтому был найден), на камнях дежурил Вова, который всех спасал.
Все понимали, что завтра сброска и по этому поводу выпили много … чаю с лимоном.

ПБЛ "Торнадо"

&арахис&девочки

Сброска 

17 августа: несмотря на подъем в 6.00, собрать лагерь и выйти смогли только к 10.00. Два раза пили чай, потом сфотографировались с хозяином-хранителем пещеры (на память). Прятали заначки, жгли мусор. В число оставленных вещей попали и два тома книги Н.Перумова. «Все равно, непонятно чего ради столько народу перебили?» – сказал Вова, закончив чтение. Тем не менее, фразой: «Вставайте, богомерзкие некромансеры,» - он нас будил по утрам.
Вынув свою раму (впервые после заброски) Лавров обнаружил, что куда-то проимелся пояс от подвески. Заподозрил, что кто-то, таская трансы 2-го августа, оставил его на месте посадки. Это подтвердил Андрюша, ходивший недавно забрать пустые ящики с места высадки. Но вину на себя никто не взял, а идти за поясом было поздно. Расстроенный Серега (тащить все на плечах – не сахар) поворчал, поворчал и заткнулся.
Шли довольно тяжело. Несмотря на повторное прохождение маршрута, некоторые умудрились заплутать сами и завести других в дебри многочисленных колючек и овражков. Солнышко приветливо нас поджаривало, а воды не было. Склоны Бзыби на удивление сухи – полная противоположность Загедану. Около трех часов был привал на поляне с бревном. Ели шоколад, бананы, сало, о правильном питании в походе речь не идет. Пили взятую воду, но скромно. Андрюша сказал, что надо сделать горячую пищу и полноценно отдохнуть. Вова заметил ему, что это только половина пути до коша, где будет первая вода и засиживаться – неразумно. После этого с бормотанием типа, что «дойдет только сильнейший» Андрюша вырвался в первые ряды, а потом и вовсе потерялся из виду.
«Сильнейшие» дошли до коша за два часа, слабейшие за четыре. Некоторые приходя падали без сил, но любовь к чаю брала свое и силы находились. Возле коша была вода. Но ужасная. Как сказал Андрюша: «Что-то она сильно живая.» Похоже, что из этой отстойной лужи пило все живое вокруг. Выбирать было не из чего. Профильтровали, покипятили и попили чаю. Заботливый доктор дождался, когда все напьются, а уж потом заметил, что споры бычьего цепня при кипячении не умирают. Эта новость сильно понизила моральный дух и заставила в дальнейшем использовать марганцовку. Картошка на ужин была уже протравленная. Засыпали с ощущением, что изнутри нас грызет червяк. «Доктор, доктор спаси нас,» - просили все. Добрый доктор подумал и дал всем по таблетке. (Только недавно мы узнали, что бычий цепень может попасть внутрь только через мясо, а не через воду, но тем не менее вариантов «поймать» какую-нибудь дрянь у нас было много.)
Женя и Серж улеглись на улице. А троица Макс, Митька и Димка согревшись в могиле еще полтора часа рассуждала о спелеологии и себе, не давая уснуть окружающим. По тентам палаток всю ночь стучали, падающие с буков, кожурки от орешков.

18 августа: по утру Вовку, как человека с самым большим жизненным опытом отправили в Блабурхву поискать машину. Поскольку эта вода уже всех достала, то на вторую ночь решили не оставаться. Митьку оставили дежурить в лагере. Дежурство его прошло успешно, все проходящие мимо абхазы были накормлены гречкой и напоены чаем.
Все остальные двинулись за мешками, которые спрятали на границе леса. Бодро добрались до мешков. Потом довольно долго собирались вместе на «стоянке с бревном». Оттуда пошли кто как. Первым в лагерь прибежал Макс, потом все остальные. Пришел Вовка и сказал, что машина будет в 18.00 в 20 минутах ходьбы вниз на поляне. В 17.00 надо начинать таскать мешки. Кроме этого, 17.00 было dead-time для Сержа. Еще Вова удивлялся, что он никому не представлялся, но уже через час в Блабурхве все знали, как его зовут и что ему нужна машина. Митька потупил глаза.
В указанное время Серж не появился. Но 7 минут спустя, когда первые люди покидали поляну, они услышали крики приближающегося Сержа. Тем временем оказалось, что до машины 20 минут очень быстрой ходьбы по очень крутонаклонной дороге. Шофер – пожилой (67 лет) абхаз Федя сказал, что подождет сколько надо.
Во вторую ходку забрали все, кроме личных вещей Сержа. Перед ним же был поставлен выбор - или беги так, что язык на плечо или придется топать пешком до Блабурхвы. Серж выбрал первое. И уложился с запасом пять-шесть минут. В качестве приза он узнал, что жестокого командира ужалила в шею пчела.
Доехали хорошо. Попутно изучали повадки местных богомолов (очень хищные и агрессивные твари) и любовались самыми настоящими небесными вратами, которые выстроила на горизонте стайка облаков. Обидно, что не сфотографировали.
В селе остановились на дворе у Феди (второй двор слева, если входить в Блабурхву от Бзыби), а Серега отправился разыскивать машину до границы на утро. Вернулся он в изрядном подпитии, но дело сделал. Шофера ему нашли абхазы с третьего раза. Первые два хотели слишком много денег, а с третьим сговорились на 800 р. На ужин была вермишель, но есть ему не хотелось. Заснуть тоже не удалось. Племянник Феди Киса принес канистру вина, которое обменяли на веревку (10л = 25м пользованной коломенской веревки с d=10 мм). Потом в доме накрыли стол. Вино смешалось с чачей (местная виноградная водка). Много говорилось тостов, в основном «За дружбу». Очевидцы утверждают, что в конце некоторые братались с хозяином в духе Брежневской эпохи, закрепляя все поцелуем.
Спать легли на веранде.

Сброска

Отдых 

19 августа: ночью был сильный дождь. Бог-Дождя ответил-таки на хулу Макса. Сереге с утра было сильно нехорошо, поэтому он ничего не делал, а общался в основном с Графом (кавказская овчарка Феди). Приехала машина и отвезла нас к границе. Там шоферы помогли провести переговоры с местными абхазскими грузчиками, которые перевозят вещи через границу.
Возвращение в Россию прошло несколько сложнее. Трех членов команды (Панкратенко, Лаврова и Лoкoтилoва) оштрафовали за отсутствие регистрации. Почему именно этих – вопрос, который решили не задавать.
Быстро доехали до Российского Географического Общества, куда нас приняли без проблем. Там постоянно гостят спелеологи, платя по 10 р. в день за человека. Там нас встретила Маша Голубенко, которая, совершив поход в компании с Евдокимовым, Хмелевским, Варичем и т.д., уже второй день дожидалась Женю, а с ним и нашу команду или наоборот (что менее вероятно).
Еще в РГО стояли ребята из группы «Чужая земля». Д.Корочкина очень заинтересовали наши трансы, предлагал исправить брак в шитье.
Наскоро помывшись и переодевшись, поехали в Хосту предаваться «ритуальному мучительству» и покупать билеты домой. В РГО остались Вова с Андреем. Билетов почти не было. Нашлось четыре штуки. На разные дни для Димки, Андрюши, Митьки и Макса.

Потом была старая знакомая чебуречная под именем кафе «Прохлада», которую Володя, после первого знакомства, назвал нежным словом «рыгаловка». Море и т.п. Началась жизнь отдыхающих.

20 августа: Митька уехал к себе домой. Макс сдал билет и попытался уехать на чем-нибудь пораньше, но увы. Тем не менее, взял билет на 21 августа. Володя проявил чудеса такта и взял два билета (себе и Сереге). Купе в фирменном поезде – дорогое удовольствие, но домой надо. Интересно, что за услуги будут в поезде за такие бабки. В целом все было грустно. Народ рассосался по побережью. Погода не ладилась. Макс явно достал бога-Дождя. Серый день, но …
Вечером приехал Ю.Косоруков с А.Коледовым и девушкой Юлей. Присоединились к нашему ужину со своим вином. После первого стакана они собрались с духом и поведали нам историю, как их рано утром (8 часов) ограбили. Весь лагерь возле п. Снежная (26 человек) был подвергнут вооруженному налету. Автоматы, маски, все как положено, и это было не кино. (Позднее, уже в Москве, мы узнали, что лагерь возле пещеры Снежная был ограблен еще раз, сутки спустя.)
Эта история напомнила нам, что маленькая бедная радушная Абхазия еще очень не безопасна. И стоит радоваться, что у нас все так хорошо прошло.

21 августа: Димка Маслов решил задержаться на море. Чтобы его билет не пропал, его переписали на Сержа. Хотя, по мнению кассирши, это и была рискованная операция, но ребята рискнули. Макс уехал днем. Вечером посадили на поезд Андрюшу с мешками.
Женя с Машей уехали в Сухуми к Машиным родственникам. Димка с Сержом на север за приключениями. Вечер прошел за ужином с байками в компании спелеологов из МГУ. Рассказывали в основном мы.
Потом послали И.Гриневу в Москву SMS о необходимости встретить поезд с Андрюшей, но ответа не дождались.

22 августа: утром приехал Серж, весь такой загадочный и молчаливый. Одни намеки. Потом они с Вовой отправились на пляж, где очаровывали молодых интересных девушек. Правда, Серж это проделывал довольно пассивно, демонстрируя достоинства фигуры и ровность загара, не вставая с лежака.
Перепаковывали трансы, чтобы их стало поменьше и случайно открыли автоклав. Вермишель четырехдневной давности уже начала отращивать ноги и зубы, хорошо, что успели… поэтому отделались только моральными травмами. Надо бы посуду мыть сразу.
К 17.00 появился Димка и помог перевезти все на вокзал. Для этого Вова переориентировал водителя маршрутки «Сочи-Адлер», использовав вместо маркера купюру в сто рублей. Из Хосты сначала отправили Сержа с традиционными пятью трансами. А потом уехали Володя с Сергеем, забрав все оставшиеся вещи. Предварительно был сделан звонок в Москву и сообщено о необходимости встретить прибывающих. Телефонограмму принял Игорек. Напоследок поели узбекской кухни и в путь. В этом же поезде, но в другом вагоне доехал до Сочей Димка Маслов. В первый момент «заяц» вызвал неприязнь проводницы, но потом опираясь на свои непосредственность и обаяние, сдобренные вином, он решил вопрос миром.

23 августа: кто-то ехал в поезде, кто-то лежал на пляже, кто-то на диване дома.

24 августа: вот и Москва, а на перроне Димка Савкин и Андрюша Реутов. Чертовски приятно от такой встречи. И бог с ним, что нет шампанского, хотя мы его заслужили (личное мнение командира).

Абхазия


Комментарии
Не просто "пройден", а "Первопройден на ...." 
работать в таких пещерах нужно не с наскока, а целенаправлено. Готовых брошенных колодцев там нет, но есть где копать и взрывать, и есть потенциал по входу, хотя Дублянский в совей книжке по Бзыби высказывает сомнение о возможности достижения больших глубин в этой пещере.
Guest08.07.12, 19:28
Адрес для связи 
lpsmirnova@yandex.ru
Guest08.07.12, 19:26
О Грфском провале 
Прочитала рассказ, интересно было вспомнить места Боевой Славы. Работала в Графском с 1982 года - нам Граф его показал по 1989 год. поняла, что место реального продолжения пещеры вы не нашли.)) Была у пещеры в 2007 - водила Уфимскую Школу специализированного уровня на обзор района. Гложет ностальгия. Наши, томичи, были в пещере в 2008 - группа была примерно такого же состава и силы как ваша ))) Сил хватило только до дна сходить. Надеюсь, что Графский будет пройден. ТОМИЧКА
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Бзыбь
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 5А
Опубликовал Роман Железов