Новичковый поход в пещеру Мория
Нитка маршрута
пещера Мория
 
Дженту 2017, личные впечатления

0 0 0 0

Участникам осеннего похода

Дала простраций зимняя погода…

 

1. Маше повезло?

На этот раз в осенний спелеопоход с «Барьером» я взял только сына Лёшу (8 лет) — Маша полетела в Тюмень, на соревнования по скалолазанию.

И вот заброска… Водитель КамАЗа высадил всех под дождь и, несколько раз попытавшись взять подъём, объявил: до коша (пастушьего домика) не доехать, поэтому сгружаем вещи в другом, нижнем коше.

Все идут туда, где в темноте скрылись красные габариты. Свет фонарей теряется в густом тумане, сильный ветер срывает капюшон, льёт нешуточно. «Маше повезло, что она не поехала», — постанывает Лёша.

В домике еле хватает места, чтобы приготовить ужин и поесть. Полгруппы ночует в мокрых палатках, трансы (мешки из плотной ткани) складываем под навес.

2. Как Хоббит, или Туда и обратно

Пещера Мория, куда мы собрались, названа именем подземного города гномов из книги Толкина. На этот раз Оксане туда не попасть — утром выясняется, что она заболела. Придётся сбрасываться!

Все отправляются с грузом наверх, а Илья и Саша уходят с Оксаной вниз, в Рожкао. Это ближайший населённый пункт, до него 14 км по горной дороге с перепадом высот около 1500 метров. «Ночуйте в Рожкао, если не будете успевать вернуться!» — говорит руководитель Лёша Зайцев. Я надеялся, что ребята так и сделают, тем более, дождь скоро перешёл в снегопад, а ветер не стал тише.

Мы перетащили большую часть вещей в «верхний» кош. Тут избушка оказалась просторней, с железной печкой, и даже нашёлся небольшой запас дров, видимо, завезённых пастухами (ведь деревьев кругом нет — мы на альпийских лугах). Когда стемнело, повесили снаружи фонарь в качестве маяка — на тот случай, если ребята всё-таки решат прийти сегодня; но к одиннадцати вечера их никто уже не ждал.

Но что это? Дверь распахивается и вваливаются два снеговика. Илья, Саша! Пришли! Оказалось, после того, как посадили Оксану на попутку, ребята попытались найти ночлег, но, встретив неприветливость и безразличие, решили всё-таки подниматься в горы, хоть и знали, что обратный путь будет труднее. «Я понял, как альпинисты падают и замерзают, не дойдя до лагеря», — признался позже Илья. Как хорошо, что всё закончилось благополучно!

3. Навеска в каменной берлоге

Главной целью нашего похода было пройти пещеру Мория. Мы собирались разбить внутри базовый лагерь, переночевав в котором, можно было бы дойти до дна пещеры. Суровая погода не оставила на это времени. Лагерь (ПБЛ) не ставили, группы уходили в пещеру утром, а возвращались в кош вечером, успев навесить несколько верёвок и спуститься глубже, чем накануне.

Я же и вовсе решил не вести Лёху в Морию — пробиться туда через сугробы ему было бы непросто. Кроме того, в начале Мория представляет из себя узкий лаз, и я побоялся, что Лёха попросту не захочет лезть в эту каменную нору. К счастью, недалеко от коша расположена другая пещера — Перламутровая. Она не такая глубокая и протяжённая, зато имеет просторные ходы и залы. Вход в неё хорошо заметен с тропы от нижнего коша к верхнему. Ещё на заброске Лёха заинтересовался высокой щелью в каменном выступе и загорелся желанием её исследовать.

Перламутровая тоже в плане похода, поэтому идём туда! С нами — ещё шесть человек. Они хотят не только походить по пещере, как мы, но и спуститься по верёвке в нижние «этажи».

До пещеры меньше километра, но и это расстояние далось Лёхе с трудом. Порой он буквально застревал в снегу. Иногда, казалось, ему будет проще лечь на снег и «плыть», чем топтаться по пояс в сугробе, пытаясь сделать шаг. Да ещё снег то и дело набивался в сапоги, сколько его ни вытряхивай. Лёха раскис и начал хныкать. Но стоило подойти к пещере, он азартно бросился вперёд, забыв про замёрзшие ноги.

Внутри хорошо, из глубины тихонько веет теплом. Ветра нет, стены при входе покрыты замёрзшими испарениями. Налево идёт основной ход, направо — небольшой тупиковый отнорок, в который Лёха полез, пока я перекладывал вещи. «Только не свались никуда! — Ого! Папа, тут кости!»

В отнорке оказались разломанные (или разгрызенные) кости крупного животного. Как потом предположил наш водитель, хорошо знающий эти места, медведь утащил телёнка у пастухов и, схоронившись, ел его несколько дней. Хорошо, на этот раз топтыгина не оказалось в пещере!

Перламутровая так впечатлила Лёху, что он без конца переспрашивал: «Папа, правда, тут здорово?» На крутых уступах я страховал его с помощью верёвки, а Илья «принимал» снизу. Но, по большому счёту, в верхней части Перламутровая не представляет сложности для неподготовленного спелеолога, даже ребёнка. В одном месте мы видели на потолке спящего мотылька, нашедшего тут укрытие от непогоды.

Посмотрев, как делают навеску в нижнюю часть пещеры, я, Лёша и Илья отправились на базу.

4. Брюки превращаются…

После выхода в Перламутровую я понял, что без бахил, которые защитят обувь от попадания снега, Лёха пропадёт. На помощь нам пришла Динара — она за вечер сшила замечательные бахилы из Лёхиных болоньевых штанов, которые всё равно были с большущей дырой на коленке. Динара вшила в низ тканевые клинья, чтобы бахилы лучше закрывали обувь; пришила удобные завязки и штрипки; вставила в верх резинку. Оставшееся дни Лёха не мёрз, хоть и ходил по снегу.

Динара была самым опытным спелеологом нашей команды. Или спелеологиней? В её активе множество подземных походов и экспедиций, в том числе, в одну из глубочайших пещер мира — Воронью, где Динара побывала на глубине 2000 метров. Любимая её пещера — Красная, в Крыму.

А что касается брюк… После ампутации штанин они превратились в элегантные болоньевые шорты. Прямо как в известном фильме!

5. Кавказские пингвины, или Варенье на фотике

Несколько слов про наш быт в коше. Этот небольшой дощатый балаганчик с шиферной крышей воистину спасал нас от непогоды. Ветер прорывался сквозь щели, но терял всю силу, да и снега быстро нанесло почти по крышу, так что щелей стало меньше. По вечерам, когда народ возвращался из пещеры, растапливали железную печку, чтобы немного подсушиться. Мория — обводнённая пещера, и все приходили мокрые.

В первый же день внутри домика протянулось множество верёвок и верёвочек, на которых повисли грязные комбинезоны, гидрокостюмы, куртки, штаны и носки разной степени влажности; перчатки, шапки, спальники… Эти вещи, не без участия владельцев, наползали одна на другую в стремлении оказаться поближе к печке; подгорали, падали на пол, втаптывались в грязь. Невозможно было и шага ступить, чтобы не задеть чего-нибудь из этого висячего добра. В нижнем ярусе под ноги норовили попасть сапоги и рюкзаки.

Каменный пол быстро покрылся чавкающей глиной, и однажды утром, когда похолодало, я нашёл ботинки вмёрзшими в грязь.

Не все члены команды испытывали сильную потребность держать посуду в чистоте. На столе, где готовили на бензиновых горелках, в любое время можно было найти несколько мисок с присохшими остатками каши. Но кое-кто не только каждый раз протирал посуду салфетками и туалетной бумагой (мыть в ручье было холодно), но и ежедневно чистил зубы — например, Лёня и Динара.

В целом, в домике царил классический походный бардак, что не удивительно, ведь народа было много, места мало, а на улицу лишний раз никто не высовывался из-за непогоды. Запомнился один короткий диалог, отражающий устоявшийся порядок вещей: «Народ, тут мой фотик был. Никто не видел? — Посмотри под моим вареньем!» (Вареньем тут назван тюбик с джемом).

Для сна в домике пастухи устроили дощатый помост. С комфортом на нём могли бы разместиться человек шесть, нас же было пятнадцать. Вопрос с палатками даже не рассматривался, ибо улететь по ветру, как Элли с Тотошкой, никто не желал. Приходилось тесниться, толкаться, брыкаться… В первый вечер было прикольно укладываться и все веселились, но потом поняли, что это ещё одно испытание нашего похода. «Чьи носки перед моим лицом всю ночь пахли даже через спальник?», «Кто так мило положил вчера голову мне на бедро?» — это ещё цветочки. А вот, к примеру, Оля спасает возлюбленного Даню, когда ей кажется, что он перестаёт дышать от сдавливания грудной клетки. Или другая Оля в кромешной тьме получает с разворота локтем в глаз.

Зато, если попал в серединку, точно не замёрзнешь! В этом походе я по-настоящему понял, почему пингвины в мороз сбиваются в живые кучи.

Двое участников похода ушли спать на столы — Это Илья и Лёша Зайцев. Спасибо вам, ребята, вы сильно облегчили жизнь остальным!

Касаемо «эм жо»… Его устроили под навесом рядом с домиком, отгородив угол тентом, благо, в хозяйстве нашлось ведро. Означенный тент нужен был для защиты не столько от взоров товарищей, сколько от яростного ветра с жёсткой снежной крупой, способной мигом отполировать оголённые ягодицы до потери чувствительности. Чтобы выливать ведро, я докопался до земли и вырыл яму, но её через четверть часа замело, так что лили в сугроб.

Хромой спелеолог

Накануне отъезда Даня сильно подвернул ногу, но Лёша Зайцев всё равно взял его в поход, ведь планировалась автомобильная заброска и сброска. Погода пустила планы прахом, но Даня не подкачал и, опираясь на палки, с помощью Оли дохромал-таки до верхнего коша. Когда нога поджила, он сумел даже сходить в Перламутровую — это мужественный поступок!

И всё же мне было спокойней, пока этот парень сидел в коше, поскольку авантюризма и жажды приключений у него хоть отбавляй, а ответственности и чувства самосохранения маловато. Лазание по крышам и мостам без страховки, езда снаружи поезда — он гордится этими увлечениями, а мне они видятся опасным безрассудством. Желаю Дане найти достойное применение своей смелости!

7. Дорожная пробка в альпийских лугах

Едва стало ясно, что машина до коша не доедет, меня начали терзать мучительные мысли о сброске. Сколько километров по глубокому снегу придётся идти нам с Лёхой? Способен ли он преодолеть это расстояние за день, или предстоит ночёвка в палатке? Может, часть вещей придётся оставить в коше?..

Оля, наверное, так же беспокоилась за Даню, как я за Лёху, и за два дня до сброски мы вдвоём сделали ходку с вещами, оставив их возле ручья, неподалёку от первого коша. Уже в этот день погода стала лучше: светило яркое солнце, снегопад закончился, сильный ветер теперь работал на нас, выметая снег со склонов и делая их проходимыми. Следующий день также был ясным, на поверхности снега образовалось подобие наста, так что Лёха мог идти, не проваливаясь. На этот раз почти все члены команды сделали по ходке. Лёша тоже отнёс к ручью небольшой рюкзак. Дорога от ручья выглядела годной и, созвонившись с водителем по спутниковому телефону, Лёша Зайцев условился встретиться на этом месте.

И вот мы со всеми вещами у ручья, но где же машина? Уже успели помыть в ручье трансы и оттереть с одежды грязь, погулять по окрестностям, вскипятить чай…

Наконец появился водитель: «Берите рюкзаки, пойдём вниз. Не могу проехать! Там на дороге пробка, как у вас в Москве».

Что за чёрт! Какая ещё пробка на лесной дороге перед выездом на луга?! Оказалось, четыре машины из Ставропольского внедорожного клуба (если верить наклейкам) за каким-то лешим лезут наверх — буксуют, ревут, мечутся в снежной колее из стороны в сторону, так что страшно подходить к ним близко. Ползут медленно, но верно, вид у водителей целеустремлённый и слегка ошалелый. Ладно… каждый отрывается по-своему.

Минуем ставропольцев, топаем вниз. Трансы, как санки, тянем за репчики. Без приключений не обошлось и здесь: Илья упускает баул, и тот устремляется по склону вбок от дороги. Если его не поймать сейчас же — искать придётся всю ночь. «Скинь рюкзак!» — кричит Динара. Без рюкзака Илье удаётся нагнать беглеца.

По дороге вниз в кузове царит веселье, Сеня на камеру просит каждого сказать несколько слов. Оживлённое подведение итогов не прекращается, даже

когда машина останавливается и водитель, не сказав ни слова, надолго уходит назад по дороге. Похоже, этого никто не замечает, кажется, не хватает только шампанского. А мне слегка не по себе: куда это он?

Илья говорит, в последний день в пещере камень прилетел сверху и чуть не разбил фонарь, стоило ему подумать, что поход, кажется, прошёл без происшествий. Не расслабляйся, мол! Вот и сейчас — не доехали ведь ещё!

К счастью, водитель вернулся через некоторое время. Оказалось, потеряли цепь с колеса, которую цепляют, чтобы ездить по снегу. Уффф…

8. От белых мух — к пчёлам и стрекозам

Ночевать мы остались у водителя Сергея. Кто в доме, кто в летнем домике. Сходили в баню. Наутро стало понятно, что здесь не зима, как наверху, а вполне себе осень. Спустились с Лёхой к речке, даже решили окунуться. Вода — как лёд, но бодрит.

Скоро за нами приехал автобус и отвёз в Армавир. А там и вовсе жара! Не понять только, чего это все в куртках и пальто? Пара пчёл вьётся у хризантем в привокзальном скверике, стрекоза села на забор, на штанину заполз жук.

Сидим на перроне, на лавке, Лёха прячется за меня от солнца. Подходит уборщица: «Что же это у вас ребёнок в футболке? Заморозить его хотите?» Уходим в здание вокзала, там прохладней.

В поезде вышел инцидент с одним семейством, считающим, что таким грязным-заразным как мы, да ещё с такими пыльными мешками — тут не место. С кем они нас спутали? Глава семейства — мастер спорта по рукопашному бою. Крики, споры, рукоприкладство, начальник поезда… Заявление писать не стали. Назло им играли в интеллектуальные игры: шахматы, лабиринт.

На вокзале нас встретила Юля на машине. Трансы погрузили и отвезли в клуб. Поход закончен, но хочется верить, будут и другие!

9. Поход понравился

Чуть не забыл сказать: мне поход понравился, хоть он и получился тяжёлым. А Лёша на обратном пути признался: «Как жаль, что Маши с нами не было!»

Что ещё запомнилось?

- Женин день рождения и Женин юмор;

- По-хорошему боевой настрой Оли Локотиловой;

- Вопрос кого-то из новичков: «ПБЛ — это пещера такая?»

- Лёнина фраза после первого выхода в Морию: «Теперь я знаю, что у меня нет клаустрофобии!»

- Вопрос медика группы, Оли Матвеевой: «Дима, у тебя нет таблетки от живота?»

А также: Танины рисунки и Димины рассказы про горные лыжи.

Что касается Коли, он в начале похода приболел, но поправился и побывал в пещерах. А у ручья заснул, сидя на рюкзаке, чему есть фотосвидетельство.

Отдельное спасибо командиру за хорошую организацию!


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Мория
еще маршруты
О Маршруте
Опубликовал Алексей Зайцев